«
»
TwitterFacebook

Переговорный процесс карабахского урегулирования не находится в стадии стагнации — эксперт

БАКУ, 9 мая – Новости-Азербайджан.

Рауф РАДЖАБОВ, политический аналитик, руководитель THINK TANK of 3rd View

О ПЕРСПЕКТИВАХ УРЕГУЛИРОВАНИЯ КАРАБАХСКОГО КОНФЛИКТА

Обнадеживающие заявления сопредседателей МГ ОБСЕ о мирном решении Карабахского конфликта до конца текущего года позволяют сделать следующий вывод: обе стороны конфликта – Азербайджанская Республика (АР) и Республика Армения (РА), вероятно, отказались от своих взаимоисключающих требований. И это условие явилось следствием достижения консенсуса по политическому разрешению Карабахского конфликта между Россией и США, достигнутого официальным Вашингтоном и официальной Москвой посредством некоторого военно-политического давления на Азербайджан и Армению.

В частности, Армения отказалась от т.н. «пакетного варианта» решения конфликта (Нагорному Карабаху должен быть предоставлен промежуточный статус, т.е. признание независимости Карабаха и определены сроки проведения референдума на территории Нагорного Карабаха, лишь после этого Вооруженные силы (ВС) Армении освободят 5 (за исключением Лачинского коридора и Кельбаджарского района) оккупированных районов АР, Азербайджан – от требования вывода ВС Армении и лишь после обсуждения промежуточного статуса Нагорного Карабаха (т.е. официальный Баку придерживался т.н. «промежуточного варианта» решения Карабахского конфликта).

Следовательно, переговорный процесс по политическому разрешению Карабахского конфликта вовсе не находится в стадии стагнации, т.к. Азербайджан и Армения, в силу разных причин, вынуждены сесть за стол переговоров и рассмотреть не пакетный, а модернизированный т.н. «поэтапный план» решения Карабахского конфликта.

Иными словами, модернизированный т.н. «поэтапный план» политического решения Карабахского конфликта предполагает, во-первых, вывод армянских войск из 5 оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха, во-вторых, открытие армяно-турецкой (на что неоднократно указывала Турция) и армяно-азербайджанской госграниц, в-третьих, возвращение азербайджанских и армянских беженцев и вынужденных переселенцев (ВПЛ) в 5 освобожденных районов АР, в-четвертых, предоставление Нагорному Карабаху промежуточного статуса (де-юре в составе АР, а де-факто в составе РА).

Причины, заставившие руководство Азербайджана и Армении поддастся внешнему давлению со стороны США и РФ следующие: во-первых, военного решения Карабахского конфликта нет. В случае кратковременного нарушения режима прекращения огня в зоне конфликта со стороны официального Баку ВС Армении и Нагорного Карабаха грозятся нанести ракетные удары посредством оперативно-тактических ракетных комплексов 9К72 «Эльбрус» российского производства (по классификации НАТО известны как Scud-B и дальность которых составляет около 300 км) по инфраструктурным проектам АР, т.е. по нефтепроводу «Баку-Тбилиси-Джейхан», газопроводам«Баку-Тбилиси-Эрзурум», TANAP, а также железной дороге «Баку-Тбилиси-Карс».

Но, маловероятно, чтобы официальный Ереван решился де-факто нанести удар по геополитическим и геоэкономическим интересам США и ЕС в регионе Южного Кавказа. Ведь в реализации вышеуказанных проектов кровно заинтересованы и США, и ЕС, т.к. вышеуказанные проекты считаются основными элементами «Южного энергетического коридора», который должен стать важным фактором обеспечения энергетической безопасности ЕС посредством снижения уровня энергетической зависимости от РФ в сфере энергетики.

Кроме того, гипотетический вышеуказанный ракетный удар Армении нанесет ощутимый удар по энергетической безопасности и стратегических партнеров АР – Турции и Грузии. А если учесть, что для Грузии поставки газа из Азербайджана жизненно необходимы, и официальный Тбилиси, наряду с Исламской Республикой Иран (ИРИ), является одной из двух стран, у которой открыты границы с Арменией, то Грузия под давлением Турции и Азербайджана закроет официальному Еревану выход к Черному морю и транзитный путь из Турции. Иными словами, Армения окажется в полной блокаде, и маловероятно, чтобы Иран в нынешнем своем положении сумел обеспечить Армении коммуникации с внешним миром.

Что касается Турции, то официальная Анкара в случае реализации данного сценария окажет Азербайджану военно-техническую помощь (в том числе и ввод турецких войск на территорию Нахчыванской Автономной Республики (НАР)), что позволит Азербайджану перебросить свой армейский корпус на армяно-нахчыванскую границу со всеми вытекающими негативными последствиями для Армении. Также следует учитывать, что армянская ракетная атака по энерготранспортным проектам официального Баку станет причиной экологической катастрофы в регионе Южного Кавказа, чего Армении не простят Азербайджан, Турция и Запад.

Следовательно, официальный Ереван не решится на необдуманный поступок, т.к. окончательный разрыв взаимоотношений между Арменией и Западом (за годы независимости Армения получила от США безвозмездной финансово-экономической помощи более чем на 2 млрд. долларов) оставит официальный Ереван один на один, как с азербайджано-турецким тандемом, так и с Кремлем, чего не желают разновекторные армянские политические элиты.

Во-вторых, в свою очередь и официальный Баку пока не желает реализовать «карабахский блицкриг» по освобождению оккупированных районов, т.к. РФ не допустит военного поражения Армении и победы Азербайджана со всеми вытекающими негативными последствиями для геополитических, геоэкономических и геостратегических интересов Кремля на Кавказе в целом, а также ОДКБ (Армения член ОДКБ).

Кроме того, Турция, с одной стороны, стремится решить-таки «курдский» вопрос, а с другой, напрямую втянута в сирийский гражданский конфликт. Кроме того, официальный Ереван на самом высшем уровне не раз заявлял о признании Арменией государственной независимости «Нагорно-Карабахской Республики» («НКР») в случае новой войны в зоне Карабахского конфликта, что может изменить конфигурацию переговорного процесса не в интересах Азербайджана и Турции.

В ходе переговорного процесса между Азербайджаном и Арменией при посредничестве МГ ОБСЕ стороны никак не смогут прийти к консенсусу по следующему кардинальному вопросу: Карабахский конфликт должен рассматриваться через призму принципа «территориальной целостности АР» или принципа «права карабахских армян» на самоопределение. Хотя, армяне Карабаха стремятся стать частью Армении.

Закономерно, что официальный Баку рассматривает Карабахский конфликт в контексте территориальных притязаний официального Еревана, и потому настаивает на том, что Карабахский конфликт в контексте международного права не имеет никаких противоречий, или же столкновений двух принципов («принцип территориальной целостности государства», и «принцип права народа на самоопределение»), а должен рассматриваться в рамках международного «принципа территориальной целостности государства» в тех границах, которые были признаны международным сообществом при приеме АР в ООН в административных границах союзной республики (бывшей Азербайджанской ССР). Что же касается принципа «права народа на самоопределение», то во всех международных документах имеются положения, полностью снимающие его приоритеты.

Так, все международные документы «по самоопределению народа» содержат положение, согласно которому «ничто в данном документе не может истолковываться как нарушение территориальной целостности государства». С другой стороны, отмечается, что «в настоящее время мировое сообщество признает только внутренний аспект самоопределения – право существующих государств восстановить независимость, если они оккупированы или завоеваны чужими силами».

Официальный Баку также отказывается обсуждать т.н. «законные основания выхода» Карабаха из состава АР, отмечая, что т.н. «референдумы» проходили в Карабахе без участия азербайджанского населения, и в условиях, сложившихся после этнических чисток Карабаха. Поэтому в Баку считают, что существующие проблемы будущего устройства Карабаха должны решаться между его двумя этническими общинами – армянами и азербайджанцами. Тем более, что к настоящему времени никто в мире на государственном уровне, в том числе и Армения, так и не признали Карабах в качестве независимого государства, а территориальная целостность Азербайджана признается всеми международными организациями и документами.

Можно утверждать, что решение Карабахского конфликта в правовой плоскости не реалистично, т.к. правовой путь решения Карабахского конфликта равносилен военно-политическому поражению Армении и победе Азербайджана со всеми вытекающими последствиями, что не входит в планы действующего президента Армении, одного из руководителей «карабахского» клана Сержа Саргсяна.

Более того, вышеуказанный сценарий не устраивает и официальную Москву. Следовательно, и в Москве, и в Ереване решение Карабахского конфликта рассматривают не в контексте превалирования норм международного права, а в формате политической целесообразности, учитывающей итоги прошедшей Карабахской войны, что не может устроить официальный Баку.

Кстати, ни в Москве, ни в Ереване не учитывают следующее обстоятельство: насколько политическое решение или т.н. политическая целесообразность будет иметь юридическую силу для будущих правительств Азербайджана и Армении? Иными словами, политическое решение Карабахского конфликта, навязанное МГ ОБСЕ одной из сторон, или двум сторонам, создает объективные условия для очередного межэтнического армяно-азербайджанского конфликта.

Позиция и национальные интересы официального Баку в ходе переговорного процесса по разрешению Карабахского конфликта заключаются в том, что АР требует в качестве первоочередных мер вывода ВС РА из оккупированных районов (5 полностью и 2 частично), а также возвращения азербайджанских беженцев к местам своего проживания. Взамен официальный Баку готов предоставить Карабаху самый высокий статус самоуправления в составе Азербайджана, форма и степень которого должны быть выработаны в ходе идущего переговорного процесса под эгидой МГ ОБСЕ.

Иными словами, в случае реализации вышеуказанного сценария официальный Баку сохраняет территориальную целостность республики, что подразумевает признание Азербайджана со стороны Армении в границах Азербайджанской ССР.

Позиция официального Еревана (в том числе и Степанакерта/Ханкенди) – это признание за армянами Карабаха права на самоопределение, в том числе и создание независимого государства. Поэтому официальный Ереван в решении Карабахского конфликта приоритетным считает вопрос статуса, а не вывода своих ВС из зоны прекращения огня. Иными словами, вопрос возвращения оккупированных ВС Армении и Карабаха территорий Азербайджана должен быть связан с вопросом статуса Карабаха, т.е. «земли в обмен на статус».

В ходе переговорного процесса руководство Армении не приемлет инициативы Азербайджана по восстановлению статус-кво до 1988 года, что привело бы распространению на Карабах юрисдикции АР. Официальный Ереван считает, что т.к. армяне выиграли Карабахскую войну, а азербайджанцы потерпели поражение, то данное обстоятельство должно быть принято за основу при разрешении Карабахского конфликта, в том числе и в решении вопроса предоставления Карабаху статуса. Вместе с тем, в Ереване и Степанакерте/Ханкенди между Карабахом и АР допускают существование лишь горизонтальных взаимоотношений в их различных модификациях.

Кстати, в Степанакерте/Ханкенди считают, что провозглашение «НКР» в качестве независимой республики означает, что сегодня якобы не ставится вопрос об объединении «НКР» с Арменией. Дело в том, что руководство «НКР» и официальный Ереван рассматривают вышеуказанное обстоятельство как «проявление компромисса», готовность Армении и «НКР» снять напряженность в вопросе объединения «двух армянских государств», которое в корне не приемлемо Азербайджану.

Тем не менее, в Степанакерте/Ханкенди и Ереване рассматривают на самом деле лишь один конечный сценарий развития геополитической ситуации в регионе Южного Кавказа – объединение Армении с «НКР». Поэтому решение парламентов Армении и «НКР» от 1 декабря 1989 года об объединении «НКР» и Армении по сей день в силе

Следует отметить, что официальная Анкара не изменит своей позиции в отношении Армении и разрешения Карабахского конфликта. В частности, границы между Турцией и Арменией будут открыты лишь в том случае, если официальный Ереван согласится вывести свои оккупационные войска не из 2, как предлагает официальная Анкара, а из 5 оккупированных районов АР вокруг НК. Но проблема заключается в том, что официальный Ереван без согласования с Карабахом, армянской диаспорой и Кремлем самостоятельно не в состоянии приять вышеуказанное условие официальной Анкары (против выступает и официальный Баку, требующий освобождения 5 оккупированных районов АР).

Именно поэтому официальный Ереван занимает жесткую позицию в переговорном процессе с Турцией и АР: открытие без предварительных условий коммуникаций с Турцией и АР, прокладка транзитных труб и дорог по армянской территории, при этом, сохранение нынешнего статус-кво в Карабахе и наращивание требований к официальной Анкаре накануне 2015 года.

Символично, что официальный Вашингтон в течение последних 2 лет заявлял не только об открытии армяно-турецкой границы, но и о разблокировании коммуникаций со стороны АР. Но, вышеуказанный сценарий не согласован между США и РФ. Более того, официальный Вашингтон оказывает давление на официальную Анкару, т.к. США стремятся до 2015 года добиться открытия армяно-турецкой границы. В случае реализации т.н. «американского» плана США могут добиться и ратификации «Цюрихских протоколов» от Турции и Армении, что позволит США без серьезных имиджевых и политических потерь выйти из сложного положения, которое возникнет к 100-летию т.н. «геноцида армян в Османской Империи». Лишь в этом случае администрация президента США Барака Обамы избежит официального признания вышеуказанного факта, поручив историкам расставить акценты в этом историческом факте. Кстати, подобное развитие событий рассматриваются в Анкаре. В противном случае Турция столкнется с жестким прессингом со стороны ЕС и армянской диаспоры.

Однако, вышеуказанный сценарий решения конфликта между Арменией и Турцией в корне не приемлем для официального Баку. Руководство АР может согласиться с данным сценарием лишь в том случае, если Армения освободит не 2, а не менее 5 оккупированных районов АР вокруг Карабаха (за исключением Кельбаджарского и Лачинского районов АР). Но С.Саргсян не в состоянии сделать этот шаг, т.к. сторонники экс-президента Роберта Кочаряна в Ереване и Карабахе, а также внутренняя оппозиция в Ереване устроят импичмент действующему президенту.

Следует также отметить, что гипотетическая деоккупация со стороны официального Еревана 5 районов АР вокруг Карабаха также создает непреодолимые препятствия для Баку и Еревана. Дело в том, что в случае вывода ВС Армении из 5 оккупированных районов АР вокруг Карабаха в демилитаризованную зону должны будут войти Миротворческие силы (МС).

Официальный Ереван и Карабах требуют ввода российских миротворцев, но никак миротворческого контингента НАТО или США. Но этот сценарий абсолютно не приемлем, ни для официального Баку, ни для Турции, США, ЕС и НАТО. Следовательно, размещение в демилитаризованной зоне вокруг Карабаха миротворцев РФ, США, ЕС и НАТО не представляется возможным. Что же касается размещения вокруг НК миротворцев ООН, то подобный сценарий вряд ли эффективен, т.к. опыт размещения МС ООН наглядно демонстрирует, что «голубые каски» ООН не в состоянии предотвратить новую эскалацию межэтнического или межконфессионального конфликта.

Правда, гипотетическая угроза возобновления боевых действий в зоне прекращения огня возможна. Но руководство Азербайджана прагматично сделало ставку на время, т.к. время работает против официального Еревана (имеется ввиду тенденция ухудшения макро- и микроэкономических показателей РА в долгосрочной перспективе).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны