«
»
TwitterFacebook

Рауф Раджабов: «Геополитическое противостояние между Западом и Россией проходит через Южный Кавказ, Украину и Молдову»

Интервью 1news.az c политическим  экспертом, руководителем проекта 3View.az Рауфом Раджабовым.

— Как Вы оцениваете геополитическую ситуацию на Южном Кавказе и, в частности, смену приоритетов внешней политики США и НАТО в регионе?

— Сегодня в регионе Южного Кавказа все еще актуальны риски вакуума безопасности и устойчивого развития, как на национальном, так и региональном уровнях. Фактически, страны Южно-Кавказского региона живут в состоянии постоянной военно-политической нестабильности, которая чревата возможностью быстрой эскалации конфликтов. Геополитическая ситуация на Южном Кавказе и вокруг него настолько динамично меняется, что дает основания сделать промежуточные выводы.

Во-первых, приоритеты внешней политики США и НАТО на Южном Кавказе существенно изменились. США, ЕС и НАТО стремятся завершить активную фазу военных действий в Исламской Республике Афганистан, а также мирно решить иранское ядерное досье.

Во-вторых, Российская Федерация и Исламская Республика Иран, с одной стороны, конкурируя, а с другой, сотрудничая друг с другом, пытаются занять образовавшийся в регионе вакуум. И то, что происходит в регионе, является де-факто попыткой создать кондоминиум между Россией и Ираном на Южном Кавказе, что может в определенной степени создать риски уменьшения политического суверенитета некоторых стран региона.

Когда два сильных региональных игрока приходят к консенсусу, они оказывают сильное воздействие на страны региона, что и происходит на Южном Кавказе. А это ставит Южный Кавказ в уязвимое положение и улучшает лишь геостратегическое и геоэкономическое положение его могущественных соседей.

Поэтому, можно предположить, что в среднесрочной перспективе, основная линия геополитического противостояния между США-ЕС-НАТО и Россией пройдет через Южный Кавказ, Украину и Молдову, и от исхода «мягкого противостояния» зависит, во-первых, вектор долгосрочного развития Азербайджана, Армении, Грузии, Молдовы и Украины, во-вторых, разрешение межэтнических конфликтов в Молдове и в регионе Южного Кавказа, в-третьих, сохранение независимой политики этих государств.

— Вы сказали, что Россия и Иран занимают схожую позицию. Какую?

— На данном этапе времени официальный Баку и официальный Тегеран более не обмениваются жесткими выпадами в отношении друг друга. В то же время Азербайджан интенсивно развивает с Израилем военно-техническое сотрудничество, что сохраняет определенный водораздел между Азербайджаном и Ираном.

И Россия, и Иран в карабахском вопросе занимают идентичную позицию, следовательно, официальный Баку и официальный Ереван вынуждены продолжать поиск мирных средств, в вопросе урегулирования армяно-азербайджанских взаимоотношений, через призму российских и иранских интересов.

Кремль держит под своим контролем внутриполитическую ситуацию и внешнюю политику официального Еревана, пользуется охлаждением взаимоотношений между официальным Баку и Западом, а также манипулирует стремлением официального Тбилиси наладить взаимоотношения с Россией и мирно решить межэтнические конфликты в Грузии (Югоосетинский и Абхазский конфликты).

Россия демонстрирует, как Западу, так и странам Южного Кавказа свое намерение сохранить статус-кво в балансе сил в регионе. Официальная Москва, с одной стороны, продает Азербайджану некоторые виды наступательного вооружения и боевой техники, что повышает военный потенциал официального Баку, с другой, Кремль в разы увеличил военно-техническую помощь Армении и усиливает свою 102-ю военную базу в Гюмри. В то же время, Кремль стремится создать сквозной железнодорожный путь из России в Армению, что в разы усилит военно-политическое присутствие в регионе Южного Кавказа, в том числе и на армяно-турецкой границе.

— Будет ли официальный Тбилиси продвигать мирный процесс разрешения грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов?

— Дело в том, что абхазский участок грузинской железной дороги приватизирован со стороны ОАО «Российские железные дороги» (РЖД). И если Грузия согласится на экстерриториальность абхазского участка, то де-факто признает независимость Абхазии, что не входит в планы грузинского правительства.

Безусловно, официальный Тбилиси намерен активно продвигать мирный процесс разрешения грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов. Правительство Грузии отказывается от прежней позиции Михаила Саакашвили, заключающейся в том, что грузино-абхазский и грузино-югоосетинский конфликты не являются самостоятельными процессами, а лишь производными элементами грузино-российского противостояния.

Но с учетом того, что в Тбилиси идет работа над смягчением положений Закона «Об оккупированных территориях» и подзаконных актов, и это облегчит доступ в Абхазию и Южную Осетию международных организаций и их представителей  может быть модифицирована и Государственная стратегия Грузии в отношении оккупированных территорий и План действий к ней.

То, что намечается легализация выданных в Абхазии и Южной Осетии документов, удостоверяющих личность их носителя,  сделает возможным не только свободное передвижение по всей территории Грузии для владельцев таковых, но и получение ими медицинской помощи, образования и т.д.

Внутриполитические события в Грузии после парламентских выборов 2012 года и президентских выборов 2013 года благоприятно сказались на внешней политике Кремля в регионе Южного Кавказа, хотя, Грузия не собирается сворачивать свои взаимоотношения с США и НАТО.

Вместе с тем, с одной стороны, официальный Тбилиси смягчил внешнюю политику в отношении России, а с другой, уменьшение влияния Запада на официальный Тбилиси, негативно сказывается на евроатлантической интеграции стран кавказского региона.

— Станет ли официальный Тбилиси инициировать диалоговый процесс с Абхазией и Южной Осетией?

— Женевский переговорный процесс по безопасности и стабильности на Кавказе предсказуемо завершился безрезультатно. Россия и Грузия демонстрируют диаметрально противоположные позиции в отношении формата документа по неприменению силы.

И можно сказать, что, несмотря на начавшееся в текущем году потепление во взаимоотношениях между Россией и Грузией, Женевские переговоры обречены на провал. Поэтому официальный Тбилиси намерен самостоятельно инициировать диалоговый процесс с Абхазией и Южной Осетией.

Если Кремль требует от официального Тбилиси подписать соглашение о неприменении силы с Абхазией и Южной Осетией, то грузинское руководство убеждено в том, что ни Абхазия, ни Южная Осетия не являются самостоятельными сторонами конфликта, и потому они не могут быть подписантами этого соглашения.

Закономерно, что Грузия предлагает России взять на себя обязательства о неприменении силы в отношении официального Тбилиси. Тем более, что, по мнению грузинской стороны, официальный Тбилиси уже взял на себя обязательство не применять силу для восстановления своей территориальной целостности (7 марта 2013 года Парламент Грузии в резолюции «Об основных направлениях внешней политики» подтвердил обязательство о неприменении силы с целью де-оккупации территорий и восстановления единства страны).

Кремль, считает, что Грузия обязана юридически оформить свой отказ от применения военной силы в отношении Абхазии и Южной Осетии, во-вторых, не признает себя стороной конфликта и не считает возможным подписать российско-грузинское соглашение.

На этом фоне официальный Тбилиси де-юре и де-факто заручился поддержкой со стороны Турции и Азербайджана. Напомню, 28 марта 2013 года в Батуми главы МИД Азербайджана, Грузии и Турции подписали «Межотраслевую программу действий на 2013-2015 годы». Иными словами, Азербайджан, Турция и Грузия формируют геополитическую ось «Анкара-Баку-Тбилиси», что усиливает, в том числе, и позиции официального Тбилиси, как в рамках Женевских переговоров, так и грузино-российских переговоров.

Матанат НАСИБОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны