«
»
TwitterFacebook

«Крутые» эксперты и «голландская» болезнь

Рауф РАДЖАБОВ

Азербайджанская Республики (АР) состоялась как нефтяная страна. Необходимость дальнейшего развития и поддержки нефтяного сектора экономики республики ни у кого не вызывает сомнения. Однако делать ставку на этот сырьевой сегмент, как определяющий фактор всестороннего развития экономики республики, также нельзя. Ведь в основе рекордных темпов развития азербайджанской экономики и роста ВВП лежат не экономические показатели основных секторов тяжелой и легкой промышленности, а нестабильность на Ближнем Востоке, вот уже несколько лет поддерживающая мировые цены на нефть на высоком уровне. Поэтому экспорт «черного золота» надо рассматривать только как временную возможность привлечения финансовых средств на действительно важные для страны дела. Уже можно говорить о том, что Азербайджан в какой-то степени страдает «голландской болезнью», так местные рынки заполнены товарами из Китая, Турции, России, Ирана, Пакистана.

Очевидно, что для ухода от данного синдрома нужно вкладывать нефтедоллары в программы по диверсификации экономики, в приобретение и ввоз в Азербайджан новых технологий, в человеческий потенциал, а самое главное – образование. И хотя правительство АР уже реализует некоторые из вышеперечисленных стратегий, однако это мнение не находит поддержки у некоторых «крутых» экспертов. Логика подобных экономистов выглядит следующим образом: если в экономику придут дополнительные «сверхденьги», то в республике наступит гиперинфляция. По их мнению, эти средства понадобятся, когда цены на нефть резко упадут. Получается, что вместо развития инновационных производств, позволяющих обеспечить стабильное социально-экономическое развитие страны, нам рекомендуют жить в ожидании кризиса, теряя сбережения на инфляции?

Удивляет то, что вложению средств Нефтяного фонда АР в зарубежные банки, т.е. фактически в зарубежную экономику, почему-то всегда противопоставляется единственная альтернатива – ползучая инфляция. Разве нельзя найти варианты рентабельных долгосрочных вложений в собственную экономику? Например, использовать материальные средства на образование и науку в качестве создания интеллектуальной базы для развития инновационной экономики.

Ошибочность подобного подхода очевидна: финансируя экономику других стран, мы тормозим собственное экономическое развитие. Как отмечает Financial Times, ссылаясь на мнение западных экономистов, нефтедоллары лучше направлять на реформирование систем здравоохранения и образования, создание конкурентоспособной рабочей силы. Таким образом, проблема не столько в растущей инфляции, сколько в эффективном перераспределении финансовых средств.

КОНСЕРВАТОРЫ И ПРАГМАТИКИ

Как известно, нефтяные бумы происходили за последние 100 лет во многих странах – в Мексике, Венесуэле, США, Персидском заливе, Норвегии, Нигерии. И во всех этих государствах доходы, вырученные от экспорта нефти, использовались по-разному. Мы рассмотрим пример Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, где сложились совершенно разные экономики.

Позиции саудовской элиты в отношении того, что делать с нефтедоходами, разошлись. Небольшое число прагматиков настаивало на том, чтобы средства тратились на создание конкурентоспособной промышленности, диверсификацию, развитие образования и местного рынка труда. Консерваторы, т.е. королевская семья и религиозные лидеры, не хотели проведения радикальных социально-экономических реформ страны. Поэтому они предпочитали развивать социальную и транспортную инфраструктуру, а также вкладывать деньги в активы за рубежом (недвижимость, ценные бумаги и т.д.). Саудовские инвестиции в иностранные активы — от сетей дорогих гостиниц до американских финансовых институтов — начиная с 70-х годов принесли до 600 млрд. долларов. Причем 80% этих средств пришлось на США, где саудовцы инвестировали как в частный, так и в государственный сектор.

Кроме того, в Саудовской Аравии создали программу социальных субсидий. Частный сектор развивался очень медленно, причем основная часть занятых в нем приходилась на гастарбайтеров из Южной и Юго-Восточной Азии, которых в стране более 5 млн. человек. При этом серьезной диверсификации экономики не происходило. Сегодня, как и 30 лет назад, экономика Саудовской Аравии зависит от нефтяного сектора. На него приходится 80% доходов бюджета, 45% — ВВП и более 90% экспортных поступлений. Единственными отраслями, которые удалось развить, стали нефтехимия и строительство.

Объединенные Арабские Эмираты, так же, как и остальные нефтеэкспортеры 70-х годов, пережили нефтяной бум, связанный с ростом цен на нефть и притоком миллиардов нефтедолларов. Однако эти средства расходовались на другие цели, поэтому результаты были достигнуты совсем иные.

В отличие от авторитарной Саудовской Аравии, ОАЭ являются федерацией семи эмиратов, каждый из которых управляется автономно. 94% нефти страны находится на территории одного эмирата – Абу-Даби. Эмир Дубая шейх Рашид еще в 80-е годы понял, что небольших запасов нефти надолго не хватит. Поэтому доходы от нефтеэкспорта вкладывались не в скупку недвижимости за рубежом, а в развитие экономически важной инфраструктуры внутри страны. Здесь был построен один из крупных в мире торговых портов — Джебель-Али, а с начала 80-х Дубай стал превращаться в региональный центр информационных технологий и финансов. Правительство эмирата создало современный международный финансовый центр и  либерализовало экономику, привлекая иностранных инвесторов. В результате Дубай стал торговой столицей всего Ближнего Востока.

Кроме финансового центра, имеющего статус свободной экономической зоны, уже в 90-х годах прошлого века были созданы и ряд других аналогичных структур, которые привлекли инвестиции таких информационных и коммуникационных компаний, как EMC, Oracle, Microsoft, IBM, CNN, Reuters. Одним из важных секторов экономики стало развитие недвижимости и туризма. Дубай разрешил иностранцам покупать землю и дома в полную собственность, а не на правах долгосрочной аренды.

Между тем компании Emaar Properties и Nakheel инвестировали десятки миллиардов долларов в реализацию таких строительных проектов, как знаменитые искусственные острова Jumeirah Palm, Jebel Ali Palm, World Archipelago и Dubai Waterfrant. Последние будут сданы в 2008 – 2009 годах и станут центрами дорогих поселений, где будут жить преимущественно иностранцы.

Интересно, что уже сегодня в Дубае живет около 100 тыс. граждан стран ЕС, которых в эмират привлекли открытость и быстрые темпы роста экономики, широкий спектр карьерных возможностей в финансах, информационных технологиях и туризме. К примеру, в 2005 году Дубай посетили 6,2 млн. туристов (почти в 6 раз больше населения страны). Благодаря этому сектор туризма получил 3,5 млрд. долларов доходов. К 2010 году власти Дубая ожидают, что страну посетят 15 млн. туристов. Поэтому в туристическом секторе также наблюдается строительный бум, и число гостиничных номеров должно к тому времени вырасти с нынешних 29 тыс. до 44 тыс.

Приданию Дубаю статуса финансового и туристического центра помогло развитие транспортной инфраструктуры. Власти эмирата поставили своей задачей превращение Дубая в транзитный аэропорт для пассажиров, направляющихся из Европы в страны Азии и Австралию. Было также объявлено о том, что в ближайшие десять лет 15 млрд. долларов будет инвестировано в создание авиатранспортного центра, который станет заниматься техническим обслуживанием и лизингом самолетов, а в перспективе и их производством. Ежегодно 8 тыс. студентов будут выходить из стен университета, обслуживающего потребности авиации.

Как надеются в Дубае, авиационный центр станет обслуживать не только местную компанию Emirates, но и авиакомпании соседних стран. Кстати, в последние годы около 50% всех мировых заказов на новые самолеты пришлось на ближневосточные авиакомпании, которые до 2020 года собираются удвоить численность своего воздушного флота.

ЗА И ПРОТИВ

Как нам кажется, секрет успеха ОАЭ в следующем: власти эмирата создали открытую экономику и сделали ставку на коммерчески успешные, а не грандиозные и малоэффективные проекты. Думается, опыт этой страны имеет смысл перенимать и Азербайджану. И хотя имеются объективные факторы, не позволяющие быстро изменить стратегию экономического роста, ясно, что «нефтяной путь» развития экономики чреват своей зависимостью от конъюнктуры мирового рынка. К сожалению, устремления иностранных инвесторов не всегда совпадают с национальными и региональными интересами Азербайджана. Поэтому правительству надлежит в каждом отдельном случае взвешивать все «за» и «против», чтобы найти приемлемый механизм увязывания задачи национального развития республики с желанием иностранных компаний получить сверхприбыль.

Опыт ОАЭ по созданию высокоразвитой экономики с использованием нефтяного фактора говорит в пользу открытости экономики и ведущей роли частного сектора. «Черное золото», как считают некоторые эксперты, является не проклятием, а средством успеха государства и граждан страны. Все зависит от того, как правительство воспользуется данным инструментом.

Азербайджан уже начал использовать позитивные примеры Норвегии и ОАЭ, где развитие нефтяного сектора позволило повысить доходы и диверсифицировать экономику, создав возможности для быстрого роста в других секторах. Для углубления проводимых работ правительству АР следует принять долгосрочную стратегию развития страны. Для эффективного использования доходов от добычи нефти целесообразно разработать план государственного инвестирования и часть нефтедолларов тратить на проекты по развитию образования, здравоохранения, наукоемких производств, сельского хозяйства, улучшение экологической ситуации. Безусловно, субсидировать ненефтяные секторы экономики следует с осторожностью, чтобы «не посадить» их на дотации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны