«
»
TwitterFacebook

Провал переговоров в Казани может сдетонировать весь Южный Кавказ – Рауф Раджабов

БАКУ, 10 июн – Новости-Азербайджан, Роман Темников. Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с политическим аналитиком, главным редактором информационно-аналитического агентства «3rd view» Рауфом Раджабовым:

— Некоторые международные эксперты прогнозируют успех в урегулировании карабахского конфликта на 9-й встрече президентов Азербайджана и Армении при посредничестве российского президента, которая пройдет в Казани 25 июня в силу того, что у президента Медведева нынешний год является предвыборным и ему необходим успех для победы на будущих президентских выборах в России. Каковы Ваши ожидания от встречи в Казани?

— С самого начала должен сказать, что процесс политического урегулирования Карабахского конфликта никак не связан с внутриполитическими процессами в Российской Федерации (РФ). То есть, избрание того или иного лица президентом РФ никак не связано с активизацией урегулирования Карабахского конфликта. Если же говорить прямо о президентских выборах в РФ, то создание Народного фронта и Агентства национальных инициатив в РФ идет в рамках предвыборной кампании нынешнего премьер-министра Владимира Путина, который и будет избран президентом страны в 2012 году.

Что касается карабахского урегулирования, то ожидания от встречи в Казани высоки не только в Азербайджанской Республике (АР), но и в других странах Южного Кавказа. В первую очередь народы АР и Республики Армения (РА), а также армянская и азербайджанская общины Нагорного Карабаха надеются, что в Казани будет подписан некий промежуточный документ типа рамочного договора, в котором будут обозначены принципы урегулирования конфликта, которые принимают обе стороны, и реализация которых гарантируется со стороны стран-сопредседателей МГ ОБСЕ.

В этой связи должен отметить ошибочность мнения о том, что все эти встречи протекают под знаком российского доминирования в переговорном процессе. Как американская, так и французская стороны дают свое согласие РФ на сближение позиций АР и РА и продвижение переговорного процесса к подписанию итогового документа. Таким образом, речь идет о достижении на сегодня консенсуса между странами-сопредседателями МГ ОБСЕ с целью подписания на встрече в Казани промежуточного соглашения.

Но готовы ли сами стороны конфликта к подписанию этого документа – трудно сказать, так как Карабахский конфликт стал вопросом №1 в повестке дня внутриполитической борьбы в РА. Исходя из этого, прогнозировать, насколько политические элиты Армении  сумеют внутри самой страны, а также армянская диаспора США и Франции прийти к консенсусу по данной проблематике, трудно сказать и это покажет итог встречи в Казани. Кстати, в Азербайджане вопрос урегулирования Карабахского конфликта не является вопросом №1 во взаимоотношениях власти и оппозиции. И если в Ереване основным вызовом является урегулирование Карабахского конфликта, то для Баку – это глобальные вызовы.

Кроме этого, в вопросе Карабахского конфликта остаются не до конца проработанными некоторые важные вопросы, в частности – миротворцы. В каком составе и где они будут размещены? Логично, что они должны быть размещены по периметру Нагорного Карабаха, вокруг Лачинского коридора и вдоль всей госграницы между АР и РА. И здесь не ясен вопрос Кельбаджарского района.

Другим важным и не решенным вопросом остается промежуточный статус Нагорного Карабаха, который не может быть вертикальным. То есть, тут важна степень доверия сторон друг к другу. Понятно, что ни одна из сторон не может добиться полного выполнения всего, чего желает. В таком случае, важным становится способность азербайджанского и армянского обществ к взаимовыгодным компромиссам. Ведь азербайджанцам и армянам придется жить вместе в Нагорном Карабахе, и поэтому официальному Баку и официальному Еревану предстоит свести к общему знаменателю  все пожелания и требования азербайджанской и армянской общин Нагорного Карабаха. Насколько сторонам удастся договориться по всем вышеуказанным вопросам до встречи в Казани, настолько высоки шансы подписания более существенного документа, чем все предыдущие резолюции и заявления. Но если в Казани в очередной раз будет зачитано очередное беззубое заявление, то все мы станем свидетелями того, что конфигурация Минского переговорного процесса должна быть изменена.

Думаю, что не случайным было на днях заявление Эрдогана о том, что он более не верит в МГ ОБСЕ и ничего не ждет от встречи в Казани. Не думаю, что Эрдоган может позволить себе бросаться словами. И действительно, если на встрече в Казани не будет достигнуто серьезного прорыва, то может случиться серьезный обвал, рухнет вся переговорная система. Это может привести к возникновению центробежных усилий, как в регионе Южного Кавказа, так и вокруг него. В таком положении вполне реально, что от любой провокации ситуация может сдетонировать.

— Скоро в Турции состоятся парламентские выборы. Сможет ли ныне правящая партия сохранить за собой власть?

— Если брать за основу различные социологические исследования, проводимые буквально в эти дни, то по всем выкладкам вновь побеждает Эрдоган. Но даже без этих опросов, по итогам 9 лет пребывания у власти в Турции партии «Справедливости и развития» (АКП), было реализовано много прогрессивного и эволюционного для турецкого общества. К примеру, в 2001 году, когда в Турции разразился финансовый кризис, инфляция достигала 68%, за 1 американский доллар давали около 700 тыс. турецких лир, и в течение нескольких месяцев в Турции разорился 21 банк. За время пребывания партии АКП во власти турецкая экономика стала одной из 15-ти мощнейших экономик в мире, и шестая в Европе. Инфляция в 2010 году снизилась до рекордно низкого за последние 40 лет уровня — 6,4%, а ВВП с 2002-го увеличился втрое, достигнув 700 млрд. долларов. Прогнозируемый рост ВВП Турции в 2011-2012 годах ожидается на уровне 4,1% и 4,3% соответственно. При этом аналогичные показатели в еврозоне не превысят 1,4% и 2,0%.

Кстати, Турция является активным участником G-20, которая подмяла под себя G-8. Не потому ли «восьмерка» сегодня является неким рудиментом, и международное сообщество скоро от нее избавиться, а «двадцатка» трансформируется в очень авторитетный клуб.

Успех правительства Реджепа Таййипа Эрдогана заключается в том, что они не исламисты, а технократы, профессионалы своего дела. Так, именно правительство Эрдогана инициировало внесение изменений и дополнений в Конституцию страны, что привело к тому, что основной закон станы трансформируется из военного устава в гражданскую конституцию. И данный процесс по демократизации турецкого общества будет продолжен. Кроме того, правительство Эрдогана активно лоббирует реализацию различных конфигураций энерготранспортного Южного коридора.

Тем не менее, внутри страны у АКП есть сильная оппозиция, состоящая в основном из бывших военных, так как большинство нынешних военных разделяют нынешние ценности Турции, чем сформированные еще Кемалем Ататюрком.

Если взять межгосударственные конфликты, которые были у Турции с арабским миром и с окружающими соседями, то политика «ноль проблем с соседями», реализуемая в последние годы, уже приносит свои плоды. Многое достигнуто в вопросе примирения Турции с арабским миром, балканскими странами, Грецией, ИРИ. Единственно, что пока не удается реализовать – это отношения Турции с Арменией. Но стороны все же подписали протоколы, и ни одна из сторон пока не отозвала своих подписей. Дело осталось за их ратификацией. Тем не менее, я полагаю, что после нынешних выборов начнется второй этап восстановления турецко-армянских отношений.

Что касается внешней политики Турции, то за последние годы она отличается сбалансированностью. Это видно на примере того, что Турция не участвует в боевых действиях в Ираке и Исламской Республике Афганистан (ИРА). Будучи мусульманской страной и активным членом в ОИК и СВМДА, официальная Анкара не может не учитывать этой специфики. В то же время Турция помогает признанному правительству ИРА в подготовке силовиков. То есть, Турция работает на будущее ИРА.

— Как же тогда объяснить на фоне улучшения отношений практически со всеми странами-соседями – ухудшение отношений с Израилем?

— Действительно, за годы правления АКП произошло ухудшение отношений с Израилем. Но если ранее это проходило латентно, то случай с «Флотилией свободы» просто взорвал ситуацию. В таком положении Израиль просто обязан провести ревизию своих отношений с Турцией и, наконец, понять, что к Турции нельзя подходить с позиций – Турция обязана или должна что-то делать. Турция не является дубинкой или щитом в чьих-то руках. У Турции есть свои интересы и ценности, а также длинная и богатая история. В том числе, у Турции есть обязательства перед тюркским миром.

Считаю, что тюркский элемент должен учитываться мировой политикой. Необходимо инициировать трехсторонний диалог – евреев, тюрков и арабов. Ведь гарантию на мирное сосуществование и на безопасность евреев могут дать только арабы и тюрки.

— Как поступит правительство Эрдогана в отношении вступления в ЕС после победы на выборах?

— Думаю, что актуальность вопроса вступления Турции в ЕС уменьшается с каждым годом. С одной стороны, ряд европейских стран по понятным причинам стремятся сохранить христианскую идентичность ЕС. С другой стороны, чем больше экономических проблем появляется в Евросоюзе (ЕС) и минимизируются возможности ЕС, тем менее актуальным становится вопрос вступления Турции в ЕС. Поэтому единственно правильным решением во взаимоотношениях ЕС-Турция может стать предоставление официальной Анкаре статуса привилегированного партнера. Вопрос лишь в том, в какой конфигурации будет протекать партнерство ЕС и Турции. Хотя, на взаимоотношения ЕС и Турции негативно влияет провал политики мультикультурализма в ряде европейских стран. Вместе с тем, следует помнить, что в Германии партию «Зеленых» возглавляет этнический турок. Следовательно, именно в Германии политика мультикультурализма не провалилась. Может официальному Брюсселю эту политику лучше проводить с участием Турции, что позволит заполнить привилегированное партнерство ЕС и Турции реальным содержанием. Мне представляется, что возможности для диалога культур в Европе обширны и неисчерпаемы.

— Теперь по Ирану. Связаны ли последние события во внутриполитической жизни Ирана с противостоянием между президентом страны и ее духовным лидером?

— Я не считаю, что в Исламской Республике Иран (ИРИ) имеет место противостояние президента этой страны Махмуда Ахмадинеджата и духовного лидера аятоллы Сейид Али Хосейни Хаменеи. На самом деле, противостояние происходит между президентом и спикером парламента Али Ардашир Ларинджани. То есть, на лицо борьба между нынешним президентом ИРИ Ахмадинеджадом и будущим – Ларинджани. Уверен, что импичмента и отставки Ахмадинеджата не будет, т.к. это не отвечает национальным интересам ИРИ.

Сегодня в ИРИ идет обкатка тех технологий, которые Ларинджани будет применять в своей внутренней и внешней политике. Ларинджани позиционирует себя в некоторой степени реформатором  и прагматиком. Он посылает мессидж о том, что в период своего президентства будет решать стоящие перед ИРИ проблемы: ядерная программа, статус Каспийского моря  и т.д. совершенно иначе, чем нынешний президент, более прогрессивно и предсказуемо.

Поэтому вброс информации о якобы идущей борьбе между духовным лидером и президентом ИРИ является не более чем пиартехнологией, более направленной на внешнюю аудиторию, дабы продемонстрировать наличие демократии в стране. Ведь внутри ИРИ такая информация лишь вредит не только Ахмадинеджату, но и всей политической элите,  так как в стране очень почитается Конституция. И если бы президент ИРИ действительно не подчинялся духовному лидеру, то его не просто привлекли бы к суду через парламент, но Корпус стражей исламской революции (КСИР) его давно бы уже арестовал, а в дальнейшем возможно и казнили бы.

Ахмадинеджад Конституции ИРИ не нарушал. Он, как глава правительства, уволил некоторых министров, и до назначения новых взял на себя временное исполнение их обязанностей, вот и все. Все его действия полностью соответствуют Конституции ИРИ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны