«
»
FacebookYoutube

Рауф Раджабов: Карабах – военно-политические перспективы

Военно-политическая ситуация вокруг Карабаха после Второй Карабахской войны в корне изменилась. Уничтожена прежняя линия соприкосновения ВС Азербайджана и Армении (многолетний статус-кво разрушен); под контроль Баку перешли не только семь районов вокруг бывшей Нагорно-Карабахской Автономной области (НКАО, была де-юре упразднена 26 ноября 1991 года), но и ряд территорий, входивших ранее в ее состав (в т.ч. Шуша, села Гадрутского, Мартунинского и Мардакертского районов). Как результат – Баку говорит о Карабахском конфликте в прошедшем времени, фокусируясь исключительно на социально-экономических планах по восстановлению разрушенных ВС Армении территорий Азербайджана.

Вместе с тем, главный вопрос азербайджано-армянского Карабахского конфликта – будущее Карабаха – остается открытым. В 3-х стороннем Заявлении, подписанном главами государств Азербайджана, Армении и России 10 ноября 2020 года, о будущем Карабаха нет ни слова. На этом фоне, с одной стороны, идет процесс интеграции территорий вокруг бывшей НКАО в состав Азербайджана, а с другой – сохранение инфраструктуры сепаратистов Карабаха. Так, в Карабахе действует администрация, которая выстраивает планы на будущее вне юрисдикции Баку. Кроме того, ситуация осложняется тем, что между Азербайджаном и Армений нет границы, и обе страны ссылаются на делимитацию советских времен.

Однако, опасности широкомасштабных военных действий пока нет. На фоне активизации реанимируемой МГ ОБСЕ угроза проведения ВС Азербайджана локальной военной операции в Карабахе любой ценой будет предотвращаться Россией, исходя из долгосрочных интересов Москвы.

Иными словами, 3-х сторонне Заявление сохраняет пространство для манипуляций, которые в состоянии в будущем серьезно повлиять на военно-политическую ситуацию в регионе.

Минская группа ОБСЕ и т.н. «статус»

Известна готовность сопредседателей МГ ОБСЕ к использованию консенсуса между Россией, США и Францией в урегулировании конфликта по итогам Второй Карабахской войны.

Во время недавнего визита в регион главы МИД России Сергея Лаврова посол Франции в Армении Джонатан Лакотт сообщил, что «в скором времени Президенты Франции и России Эммануэль Макрон и Владимир Путин выступят с конкретными инициативами, направленными на прочное урегулирование карабахской проблемы».

Между госсекретарем США Энтони Блинкеном и главой МИД Франции Жан-Ив Ле Дрианом состоялся телефонный разговор, в котором обсуждался вместе с палестино-израильским конфликтом и Карабах. В распространенном письменном заявлении по итогам переговоров официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс указал, что стороны «говорили о сотрудничестве в качестве государств – сопредседателей Минской группы ОБСЕ и подчеркнули необходимость долгосрочного политического урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе».

Термин «долгосрочное политическое урегулирование» использовался Э.Блинкеном и в состоявшемся ранее его телефонном разговоре с президентом Азербайджана И.Алиевым в контексте «важности продолжения усилий сопредседателей МГ по продвижению переговорного процесса».

Можно предполагать, что Э.Блинкен в разговоре с И.Алиевым обозначил какие-то новые предложения в связи с возобновлением работы МГ ОБСЕ, и не случайно тема карабахского урегулирования обсуждалась во время встречи С. Лаврова с Э. Блинкеном в Рейкьявике. Другими словами, вероятно, МГ ОБСЕ завершает подготовку новых предложений (новой повестки) по урегулированию конфликта.

В этой связи следует отметить, что США и Франция настаивают на том, что переговорный процесс следует продолжить на основе трех известных принципов из шести положения. Один из принципов декларирует принцип самоопределения, а одно из положений предусматривает проведение референдума. Ранее в заявлении министров иностранных дел стран-сопредседателей МГ ОБСЕ от 3 декабря 2020 года говорится о том, что процесс урегулирования должен быть продолжен в рамках Минской группы, должны быть решены все вопросы, в том числе вопрос окончательного правового статуса Карабаха. Следовательно, МГ ОБСЕ намерена доработать некоторые положения 3-х стороннего Заявления. Тем более, что 3-х стороннее Заявление де-юре не является политическим соглашением.

Баку готов (пока не говоря об этом вслух) вести переговоры с Ереваном в рамках МГ ОБСЕ. 3-х сторонне Заявление предусматривало вывод ВС Армении, но четвертый пункт не выполнен. Ереван считает, что данный пункт касался лишь оккупированных территорий, которые возвращались Азербайджану (семь районов вокруг бывшей НКАО). Поэтому Баку настаивает, чтобы военнослужащие Армении покинули оставшуюся под армянским (а де-факто российским) контролем часть Карабаха. Вероятно, Москва склонна защищать позицию Еревана, делая упор на первом пункте 3-х стороннего Заявления, чтобы «зафиксировать статус-кво». Ведь о разоружении всей армянской части Карабаха на практике речь не идет вовсе.

Кроме того, 3-х сторонне Заявление предусматривает возвращение всех беженцев в регион. Однако неясно, вернутся ли азербайджанцы в населенные пункты Карабаха, контролируемые российскими военными, или только в те, где восстанавливается юрисдикция Баку.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев в ходе обсуждений «Южный Кавказ: перспективы регионального развития и сотрудничества», организованных в видеоформате Международным центром им. Низами Гянджеви, выступил с очень важным заявлением: «Во время встречи с сопредседателями Минской группы ОБСЕ я сказал, что жду от них новых предложений. Поэтому я думаю, что в настоящее время эта организация находится в поиске новых предложений. Могут быть выдвинуты новые предложения по нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном, сосуществованию людей обеих стран». В ходе выступления Президент Азербайджана обозначил текущую стратегию Баку: Азербайджан готов работать над мирным договором с Арменией, а также над делимитацией и демаркацией границ. По словам И.Алиева: «Мы готовы к свободной торговле между странами Южного Кавказа, в том числе с Арменией. Но для этого нужно взаимное признание границ между Азербайджаном и Арменией. Мы со своей стороны готовы признать границы Армении. Но и Армения должна признать границы Азербайджана, в том числе признать Карабах частью Азербайджана».

Баку в соответствии с международным правом твердо намерен вернуть весь регион под свой контроль, Ереван же пытается сохранить текущий статус-кво при поддержке МГ ОБСЕ. Хотя, принадлежность Карабаха достаточно давно определена резолюциями СБ ООН (Резолюции 822, 853, 874 и 884 утверждают принадлежность Нагорного Карабаха Азербайджану).

Иными словами, ситуация идет к тому, что вопрос статуса азербайджанцев и армян Карабаха в составе Азербайджана будет поднят. И его решение будет найдено в ходе переговоров в рамках МГ ОБСЕ, путем соглашения между Азербайджаном и Армений. Гарантом такого соглашения должны стать Россия, США и Франция.

«Черное озеро»

И.о. премьер-министра Армении Н.Пашинян подтвердил информацию о подготовке 3-х сторонней комиссии с участием Азербайджана и России по демаркации и делимитации азербайджано-армянской границы. Дело в том, что с 12 мая т.г. территория вокруг небольшого озера (называется «Черным озером» на азербайджанском и армянском языках) на границе между двумя странами находится под контролем ВС Азербайджана. Следует отметить, что в первые годы независимости Азербайджана озеро Гарагель находилось под контролем Баку.

Лачинский, Губатлинский и Зангеланский районы в советское время граничили с армянскими: Горисским, Капанским и Мегринским. Согласно договоренности от 10 ноября 2020 года, на этом направлении армянские подразделения отходят к старым (т.е. советским) границам. Другими словами, если после распада Советского Союза Республика Армения стала правопреемницей Армянской ССР и была признана в мире в таких пределах, то ее новыми рубежами в Сюнике и Гегаркунике сейчас становятся те рубежи, которые в свое время были определены советским правительством, в результате административного деления Южного Кавказа на национальные республики.

Согласно позиции МИД Азербайджана, правительство республики «занимается усилением безопасности на границе, и это происходит на основе имеющихся у Баку и Еревана карт». На картах генштаба СССР с миллионным масштабом озеро Гарагель находится на территории Азербайджана. Баку руководствуется картами советского Генштаба 1975-1976 годов. Ранее азербайджанские пограничники не могли занять территории вокруг озера из-за тяжелых сезонных климатических условий. На освобожденных от армянской оккупации территориях уже развернуто более 20 стационарных застав и воинских частей.

Накал текущей ситуации на азербайджано-армянской госгранице отвечает интересам оппозиции Армении в лице второго президента Роберта Кочаряна накануне внеочередных парламентских выборов 20 июня 2021 года. Сюникская область является одной из самых протестных в Армении после поражения во Второй Карабахской войне. На волне протестов против режима Н.Пашиняна в области была создана партия «Возрождающаяся Армения», которая вошла в предвыборный блок с Р.Кочаряном.

В случае прихода к власти Р.Кочаряна в Ереване риски эскалации на азербайджано-армянской госгранице возрастут. Они не связаны со стремлением осуществления военного реванша, но связаны с обострением информационно-политической борьбы между Азербайджаном и Арменией, что осложнит проведение делимитации и демаркации госграниц между двумя странами. Другими словами, проведение Баку и Ереваном официальных переговоров по демаркации и делимитации азербайджано-армянской госграницы в свою очередь будет осложняться фактором будущего Карабаха.

Вместо выводов

Победа во Второй Карабахской войне определяет политическое поведение Баку в переговорном процессе в новом формате под эгидой МГ ОБСЕ. Очевидно, что в нейтрализации угрозы внесения в повестку МГ ОБСЕ вопроса статуса армян Карабаха Баку будет и впредь полагаться на Турцию. Именно присутствие Турции в регионе, в т.ч. в форме наблюдательной миссии позволяет нейтрализовать угрозу изменений, достигнутых по итогам Второй Карабахской войны.

Вместе с тем, Баку и Анкара должны вести дело к нормализации межгосударственных отношений с Ереваном, что может снизить давление со стороны Запада.

Можно предположить, что с целью давления на Баку и Анкару Президент Эммануэль Макрон при поддержке США ранее инициировал во Франции вопрос признания независимости Карабаха.

Баку уже отходит от политики конфронтации и переходит к политике конструктивного диалога. Хотя, очевидно, что нужно дождаться итогов парламентских выборов в Армении.

Следует отметить, что США и Франция считают, что вместо 3-х стороннего Заявления по Карабаху должно появиться международное соглашение, где будет определен статус – как Карабаха, так и миротворцев. Ведь присутствие российских миротворцев в Карабахе предоставило Москве более эффективные рычаги влияния на Баку, которых до этого, по сути, не было. К примеру, российский контингент миротворцев занят гораздо более широкими кругом проблем – от реконструкции инфраструктуры Карабаха до помощи армянским беженцам. И выполнение этих задач на оставшейся под контролем сепаратистов части Карабаха требуют тесного взаимодействия с сепаратистами.

2-х тысячная российская миротворческая миссия в Карабахе – это, с точки зрения Франции и США, качественное военно-политическое усиление Москвы в регионе Южного Кавказа. На Западе и в регионе Южного Кавказа считают, что нет никаких гарантий, что миротворческая миссия Москвы не трансформируется в полноценную военную группировку со всеми вытекающими последствиями. Хотя, Москва, не выходя за рамки регламента 3-х стороннего Заявления, может расширить боевой потенциал российских миротворцев за счет создания группировки быстрого реагирования в Сюникской области Армении, или в Варденисе.

В этой связи вырисовывается следующий сценарий: максимум население Карабаха составит 100 тысяч человек, но при условии предотвращения их миграции. Ведь миграция армянского населения из Карабаха делает бессмысленным пребывание российских миротворцев. Без армянского населения в Карабахе необходимость в миротворческом контингенте отпадает. В этом смысле интересы Армении и России совпадают.

Это количество армянского населения Карабаха является важным политическим фактором для Армении и России во взаимоотношениях с Баку. Притом, что роль официальных властей Армении в политических процессах в Карабахе минимизирована. Виталий Баласанян, ныне занимающий пост секретаря совбеза т.н. «НКР», стремится убрать т.н. лидера сепаратистов Араика Арутюняна. Кстати, В.Баласанян – один из жестких критиков Н.Пашиняна.

В случае успеха В.Баласаняна, Ханкенди выйдет из-под контроля Еревана (при условии победы на внеочередных парламентских выборах партии Н.Пашиняна с формированием правительства) и перейдет под полный контроль Москвы, что в краткосрочной перспективе расширит России пространство для маневра во взаимоотношениях, как с Арменией и Азербайджаном, так и МГ ОБСЕ. В этом случае Москва, вероятно, негласно поддержит и процесс формирования из местных армян боеспособной группировки численностью порядка 10 тысяч человек со всеми вытекающими последствиями (в том числе, речь о вооружении её относительно современными системами ведения боя и создании новой линии/системы обороны Карабаха). В среднесрочной перспективе Россия столкнется с дипломатическим и военно-политическим давлением со стороны Баку, Анкары и Запада.

Если Баку и Ереван (при содействии МГ ОБСЕ либо в другом формате) не смогут в течение 4,5 лет решить двустороннюю повестку дня политико-дипломатическим путем, то Южный Кавказ снова ждет период нестабильности и турбулентности со всеми вытекающими последствиями.

Рауф Раджабов, востоковед, руководитель аналитического центра 3RD VIEW, Баку, Азербайджан

Рауф Раджабов: Карабах – военно-политические перспективы – Центр досліджень армії, конверсії та роззброєння (cacds.org.ua)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *