«
»
FacebookYoutube

Как восстановить бизнес после пандемии — АНАЛИЗ ОТ РАУФА РАДЖАБОВА

На фоне роста экономического соперничества между странами, порой выходящее за рамки здоровой конкуренции, протекает процесс фрагментации мировой экономической системы. Пандемия COVID-19 усилила данную негативную тенденцию. Глобальная социально-экономическая ситуация ухудшается, и Азербайджан, как и все страны, входящие в ОПЕК+, здесь не исключение.

После пандемии будет наблюдаться падение спроса и рост безработицы. Компании при этом будут, соответственно, меньше зарабатывать и стараться меньше тратить. Другими словами, некоторая часть населения страны столкнется со снижением доходов по сравнению с «довирусным периодом». В этих условиях роль государства увеличивается в разы. Однако, правительство страны в одиночку не в силах справиться с этой задачей. Правительство страны не может охватить одновременно и малое, и среднее предпринимательство, безработных, людей с низкими доходами и крупные корпорации.

Должна усилиться роль социальной политики бизнес-сектора. В зависимости от специфики рынка крупный бизнес должен делать акцент на благотворительность, экологию, равенство и семейные ценности.

Правда, Азербайджан успешно преодолел вирусный кризис: маленький внешний долг, резервы, напротив, накоплены приличные, плюс — большие сырьевые запасы.

Однако, развитые страны, в частности Европа, больше заняты внутренними, прежде всего, экономическими проблемами. Поэтому восстановление мировой экономики после пандемии COVID-19 будет происходить через усиление бизнес-сектора отдельно взятой страны. При этом странам-экспортерам нефти и природного газа следует учитывать, что европейские страны намерены больше сосредоточиться на отказе от углеводородов, и развивать «зеленую» энергетику со всеми вытекающими последствиями для поставщиков углеводородов.

Этот тренд — вызов для стран, входящих в ОПЕК+ в долгосрочной перспективе. Ведь пандемия COVID-19 существенно изменила бизнес-процессы на глобальном и региональном рынках. Азербайджанская экономика по объективным причинам еще не достигла необходимой для сбалансированного функционирования диверсификации. Так, представленные в Азербайджане зарубежные энергетические компании столкнулись с финансовыми проблемами, вызванными изменением структуры спроса на энергоносители, что повлекло за собой сокращение бюджетного стимулирования структурной перестройки.

Авторитетные экономисты утверждают, что пандемия COVID-19 — это не только потери, но и новые возможности, поскольку кризис стимулирует инновации. Инновации имеют фундаментальное значение для повышения производительности труда и роста экономики страны в долгосрочной перспективе, т.к. переход на новые технологии сделает бизнес более гибким и эффективным. Поэтому наиболее устойчивые бизнес-компании инвестируют в технологии ради инноваций, а не просто для автоматизации процессов и снижения издержек.

Самое главное — человечество желает перемен. Так, согласно исследованию Guardian, 31% британцев хотят увидеть значительные изменения в управлении экономикой при выходе из кризиса, 28% выбирают умеренные изменения, и лишь 6% граждан Великобритании не хотят никаких изменений. На мой взгляд, аналогичные настроения и в Азербайджане.

В этой связи представляет интерес характер и глубина дискуссий на XXIV Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), который пройдет с 2 по 5 июня 2021 года. Как известно, Россия наш партнер по ОПЕК+ и один из поставщиков углеводородов в Европу.

Главная тема Форума — «Снова вместе. Экономика новой реальности». Основная деловая программа разделена на четыре тематических трека — «Объединяя усилия во имя развития», «Национальные цели развития: от задач к результатам», «Человек в новой реальности. Отвечая на глобальные вызовы» и «Технологии, расширяющие горизонты». Также на полях Форума состоятся мероприятия по линии Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), БРИКС и АСЕАН, региональный консультативный совет B20, а также мероприятия по арктической и африканской повестке. Следует отметить, что Азербайджан является партнером по диалогу ШОС и намерен повысить свой статус до наблюдателя Организации. Другими словами, результаты дискуссий на вышеуказанных площадках могут быть взяты на вооружение и азербайджанским бизнесом. Тем более, что в качестве почетного гостя ПМЭФ в этом году — партнер Азербайджана по Организации Исламского сотрудничества (ОИС) и основной поставщик сжиженного природного газа (СПГ) в Европу Катар. Кстати, Катарскую делегацию, куда входят министры и бизнесмены, возглавит лично эмир шейх Тамим. Цель участия Катара в ПМЭФ — поднять уровень инвестиций между Катаром и Россией. Более того, делегация из США станет самой многочисленной на Форуме.

Сегодня в развитых странах, в том числе и Азербайджане, с разной скоростью наблюдается процесс расширения партнерских отношений между государством, частным бизнесом и обществом. К примеру, обращение правительств, призывающие частный сектор оказать поддержку в восстановлении экономики на «зеленой» основе, услышаны. Так, один из крупнейших финансовых конгломератов в мире, крупнейший банк Великобритании по размеру активов и рыночной капитализации HSBC выступил за то, чтобы средства, выделяемые на поддержку и стимулирование экономики, инвестировались в переход к низкоуглеродной модели развития с нулевыми выбросами.

На этом фоне крайне актуальна проблема малого и среднего предпринимательства, ведь именно этот сектор пострадал сильнее всех в период пандемии COVID-19.

Правда, разработчиком концепции развития предпринимательства остается правительство. Следовательно, задача №1 правительства страны — выстроить принципиально новую идеологию развития малого и среднего предпринимательства, создать благоприятные условия для реализации инициатив предпринимательской среды.

Вместе с тем, одной из проблем эффективного развития предпринимательства в стране является концентрация малого бизнеса в торговле, а не в производственном секторе.

То, что малому и среднему бизнесу необходимо предложить новую концепцию развития ненефтяного сектора республики, понимают и чиновники, и бизнес-элита. Компании, которые желают оставаться успешными, учатся быстро адаптироваться к кризисам. Ведь успешными останутся лишь те, кому удастся интегрировать это в свою жизнь и корпоративную культуру. Ведущие компании в эпоху нестабильности, как правило, являются лидерами, которые используют кризис, чтобы переосмыслить методы управления и отношения в компании.

По мнению исследователей, одним из последствий пандемии станет легализация «теневой» экономики. Прозрачность данных при работе с клиентами и партнерами через IT-системы вытесняет «теневую» экономику. Можно прогнозировать, что этот тренд ведет к новой волне слияний компаний.

В этих условиях задача средств массовой информации — изменить отношение крупного бизнеса к малому и среднему предпринимательству. В своем развитии бизнес-элита должна быть нацелена на решение социально-общественных задач: формирование среднего класса, обеспечение занятости населения, увеличение благосостояния общества. Иными словами, социальную ответственность бизнес-сектора.

По сути, идеология бизнес-элиты заключается в том, чтобы сделать отечественных предпринимателей социально значимой и ответственной силой. Составляющие компоненты подобной идеологии — консолидация отечественного бизнеса, полный вывод его потенциала из «тени», создание условий для стратегического партнерства с государством, формирование рыночной среды.

Более удобным для предпринимательства стал бы перенос работы по активизации на районный уровень. Малый и средний бизнес — это, прежде всего, дело местных властей. Они лучше понимают ситуацию на периферии, знают ту среду, в которой развивается бизнес. Правительство республики понимает важность региональной составляющей развития малого и среднего предпринимательства. В этом плане Министерство экономики Азербайджана уже переносит ответственность за развитие малого и среднего предпринимательства на региональный уровень. Однако в разработке полноценной концепции того, каким образом будет осуществляться перевод силы тяжести с центра на регионы, рядом с правительством должна находиться и бизнес-элита.

При этом постпандемийный период требует и совершенствования нормативно-правовой базы, развития инфраструктуры малого бизнеса, мер по его кредитно-финансовой и имущественной поддержке, минимизации бюрократической системы доступа к конкурсам на поставки товаров и услуг для государственных нужд.

Бизнес должен перезапустить свои стратегии и обеспечить устойчивость компаний. Для создания устойчивой модели бизнесу вместе с правительством страны важно определить, как кризис вызвал перенапряжение и разрушение имевшихся моделей, и где в результате искать риски и возможности.

Совместными усилиями бизнеса и правительства страны следует разработать гибкий, основанный на использовании различных вариантов, стратегию сценарного планирования, который можно будет использовать для выявления текущих и будущих угроз и вызовов, а также оценивать их значение для краткосрочной и долгосрочной перспективы.

Следует иметь ввиду, что именно малый и средний бизнес является основой формирования среднего класса, наиболее заинтересованного в стабильности государства вследствие ориентации продукции и услуг на внутренний рынок. Потребность в защите своего бизнеса делает предпринимателей социально активными, что, в свою очередь, является одним из компонентов формирования в стране гражданского общества. Ведь средний класс — это часть предпринимателей, менеджеров, специалистов различных отраслей экономики, которые адаптировались к рыночным условиям. Они видят в действующей власти в Азербайджане гарантию соблюдения своих интересов, т.е. сохранение и повышение уровня жизни и возможность самореализации. Как показывает мировая практика и известные события в ряде стран, отсутствие среднего класса приводит к политической нестабильности.

Рауф Раджабов

востоковед, руководитель Аналитического Центра 3-rd VIEW

Как восстановить бизнес после пандемии — АНАЛИЗ ОТ РАУФА РАДЖАБОВА (day.az)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *