«
»
TwitterFacebook

Каспий: мысли глобально, а поступай локально

5-6 октября 2022 года в Москве прошел II Каспийский экономический форум (КЭФ) с участием представителей Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана. Азербайджан на Форуме представлял премьер-министр республики Али Асадов.

В ходе Форума основное внимание было уделено совместным проектам в области транспортной инфраструктуры, энергетики, охраны окружающей среды, а также развитию межрегионального сотрудничества и культурно-гуманитарных связей.

Следует отметить, что Форум собрал ключевых игроков в глобальном энергетическом и транспортном секторах. Министр экономики Азербайджана Микаил Джаббаров в ходе круглого стола «Каспий. Евразийский логистический хаб» в рамках Форума отметил, что сегодня наблюдается «разворот России на Каспий». Дело в том, что заместитель министра экономического развития России Максим Колесников на круглом столе обозначил основные приоритетные направления России – это увеличение перевозок по Азово-Черноморскому направлению за счет развития железнодорожных подходов к портам и самой портовой инфраструктуры, в рамках Международного транспортного коридора (МТК) Север – Юг – за счет расширения пропускной способности автодорог и строительства автомобильных обходов Махачкалы и Дербента в Дагестане, развития Волго-Каспийского судоходного канала, пропускных способностей погранпереходов.

М. Джаббаров считает, что «устойчивое сотрудничество всегда бывает основано на взаимовыгодном и взаимоуважительном отношении… Это отражено и в различных межгосударственных документах. Стоит упомянуть Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря, подписанную главами наших государств в 2018 году в Актау». Министр экономики Азербайджана подчеркнул, что сегодня Азербайджан, Россия и Армения работают в рамках реализации проекта Зангезурского коридора на Южном Кавказе. В перспективе его реализация, по словам М. Джаббарова, позволит создать широкую транспортную региональную сеть с учетом МТК Север – Юг, над которым также работают Баку, Москва и Тегеран.

Примат долгосрочных, а не сиюминутных интересов

Анализируя сложившуюся ситуацию в Каспийском регионе в сфере межгосударственных и региональных связей, следует помнить изречение древних греков: «Мысли глобально, а поступай локально», т.е. регионально. Другими словами, лишь долгосрочные, а не сиюминутные интересы и выгоды всех без исключения Прикаспийских стран приведут к решению известных проблем и реализации перспективных проектов в рамках единой и неделимой системы безопасности региона.

Особенность современного этапа развития Прикаспийского региона – это необходимость ускорения интеграционных процессов, направленных на сближение национальных интересов и долгосрочных приоритетов стран региона для решения существующих разноплановых задач. К примеру, приоритет экономических интересов Прикаспийских стран определяется: во-первых, глобальной потребностью в энергоресурсах; во-вторых, соперничеством между внерегиональными странами за использование и распределение экономического потенциала Каспийского региона.

Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, а также двусторонние и трехсторонние межправительственные соглашения создают благоприятные условия, как для наращивания социально-экономических и гуманитарных связей между Прикаспийскими странами, так и ускорения региональных интеграционных процессов.

Однако, сегодня наблюдается латентное усложнение геополитической ситуации вокруг Прикаспийского региона на фоне американо-иранского, американо-китайского и американо-российского противостояния, что создает угрозу региональной безопасности всем прибрежным государствам.

На этом фоне все страны Прикаспийского региона должны вместе сформировать-таки эффективную систему региональной безопасности; совершенствовать действующие региональные многосторонние механизмы с целью укрепления стабильности в регионе.

Формирование эффективной системы региональной безопасности в принципе возможно, поскольку имеются благоприятные предпосылки: многолетний процесс по разделу Каспия завершен; нефтегазовые ресурсы Каспия отходят на второй план, более важным становится его транзитное значение (к примеру, поставка энергоресурсов из Туркменистана по дну Каспия через Азербайджан в Турцию).

Формирование эффективной системы региональной безопасности позволит повысить уровень сотрудничества государств по таким вопросам, как региональная и энерготранспортная безопасность, экология, рациональное природопользование, сохранение и воспроизводство биоресурсов Каспийского моря. При этом создание региональной системы безопасности на Каспийском море должно основываться на интересах всех стран, уважении суверенитета, территориальной целостности и независимости Прикаспийских государств.

В этой связи следует выделить главный фактор, так или иначе влияющий на безопасность в Каспийском регионе: внерегиональные игроки стремятся получить эксклюзивные права по разработке и транспортировке Каспийских энергоресурсов. Ведь после подписания Конвенции о правовом статусе Каспийского моря происходит легитимация всей экономической деятельности на Каспии, как в плане добычи энергоресурсов, так и в рамках реализации энерготранспортных и транзитных проектов.

Подобный сценарий ведет к столкновению национальных интересов Прикаспийских стран и глобальных приоритетов внерегиональных государств. Эти факторы вызывают некоторую напряженность и во взаимоотношениях между Прикаспийскими странами. К примеру, и Иран, и Россия пока выступают против строительства любых нефте- и газопроводов по дну Каспийского моря, что создает дополнительные трудности в отношениях между, с одной стороны, Азербайджаном и Туркменистаном и с другой, Ираном и Россией.

Север – Юг и Восток – Запад

С целью развития экономического сотрудничества, торговли и транспортных связей в регионах Каспийском регионе официальный Баку активно работает над такими проектами, как МТК Баку – Тбилиси – Карс (БТК), Север – Юг, Транскаспийский международный транспортный маршрут (ТМТМ), ТРАСЕКА, Шелковый путь, создающие благоприятные условия ускорения интеграции Азербайджана в трансъевропейские и трансазиатские транспортные сети, увеличения транзитного потенциала республики и беспрепятственной и своевременной перевозки грузов в рамках вышеуказанных коридоров. Поэтому официальный Баку заинтересован в сохранении военно-политической стабильности в Каспийском регионе, т.к. данный регион является одним из основных элементов исторического Шелкового пути.

Правда, Конвенция о правовом статусе Каспийского моря, зафиксировавшая положение о недопущении присутствия на Каспии ВС внерегиональных игроков, является сдерживающим фактором для внерегиональных игроков. Вместе с тем, Конвенция о правовом статусе Каспийского моря не остановила процесс милитаризации региона. Можно предположить, что милитаризация Прикаспийского региона будет продолжена, т.к. она связана не с угрозой международного терроризма или браконьерства, а с защитой энергетических интересов стран региона и вовлечением одной или нескольких Каспийских государств в гипотетический глобальный военный конфликт на фоне отсутствия эффективной системы континентальной безопасности.

Закономерно, что официальный Баку в рамках национальных интересов усиливает ВМС Азербайджана, способные, как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими родами ВС страны решать целый ряд оперативно-тактических задач: защита нефтегазовых месторождений от нападения мобильных террористических групп, которые могут воспользоваться катерами; защита судоходства; отстаивание государственных интересов республики на акватории Каспийского моря; обеспечение охраны государственной границы страны и организация береговой обороны.

Активизация внерегиональных стран актуализирует реализацию заинтересованными странами Прикаспийского региона проекта МТК Север – Юг и Восток – Запад. Речь идет об объединении различных коридоров, создании южного мультимодального маршрута, продолжение дороги Восток – Запад через порт Туркменбаши, российские порты на Каспии и Бакинский международный морской торговый порт (БММТП) в поселке Алят.

В частности, Ашхабад заинтересован в реализации транспортного проекта Туркменбаши – Баку – Тбилиси – Карс. Если учесть, что в Турции завершается реализация проекта «Мармарис» по строительству железнодорожного тоннеля под Босфором, что позволит открыть прямое сообщение в Европу.

Целесообразно объединить несколько транспортных маршрутов, которые не конкурируют между собой, а сотрудничают. К примеру, грузы с одного маршрута можно перебросить на другой, поэтому никто из игроков не заинтересован в блокаде.

В связи с этим официальный Баку желает получить право свободного прохода через водные каналы России и для начала предлагает заключить соглашение относительно передвижения судов по российским внутренним водам, а потом подготовить соглашение о пароходстве.

Повышенное внимание к МТК Север – Юг проявляет и официальный Пекин в контексте продвижения китайского проекта «Один пояс – один путь». Но в рамках МТК Север – Юг необходимо построить 300 км железнодорожного полотна, 200 км дороги, а также нужны инвестиции в северные порты Ирана. Кроме того, чтобы эффективно работала логистика МТК Север – Юг, требуются обученные специалисты, терминалы по всему Ирану, порты на севере и на юге страны. Это должны быть комплексные программы инфраструктурного развития Ирана. Более того, ключевой проблемой для развития МТК Север – Юг остается высокая стоимость тарифных ставок на транспортировку грузов. Конкурентоспособность тарифов на перевозку на МТК Север – Юг все еще ниже альтернативных маршрутов.

Участникам МТК Север – Юг пока не удалось в полной мере добиться стабильности сквозного тарифа, что влияет на экономическую состоятельность коридора.

В целях ускорения работы по развитию МТК Север – Юг, в частности его железнодорожного сегмента, в Баку недавно подписана Декларация Азербайджаном, Ираном и Россией, подтверждающая готовность этих стран к активизации сотрудничества для использования коридора в полной мере. Стороны заявили о намерении рассмотреть предложенные целевые показатели по реализации 30 млн тонн транзитных и двусторонних сухопутных грузовых перевозок по территориям трех стран к 2030 году.

Вывод: внешнеполитическая активность внерегиональных стран в Каспийском регионе сохраняется по причине задержки Тегераном с ратификацией и имплементацией Конвенции о правовом статусе Каспийского моря со всеми вытекающими последствиями, а также незавершенностью строительных работ на иранском участке Решт – Астара МТК Север – Юг.

Подписанная Конвенция так и не привела к эффективному сотрудничеству между Прикаспийскими странами. К примеру, проект Транскаспийского газопровода пока еще не реализован. И данное обстоятельство также предоставляет внерегиональным странам реальные возможности для косвенного военно-политического вовлечения в решение Каспийских проблем.

Рауф РАДЖАБОВ,

востоковед, руководитель THINK TANK 3rd VIEW

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (29)