«
»
FacebookYoutube

«Вторая Карабахская война и провал Кавказской политики Ирана»

Закономерная военно-политическая победа Азербайджана над Арменией во Второй Карабахской (или Отечественной) войне формирует новый расклад геополитических сил в регионе Южного Кавказа на ближайшие 10-15 лет.

Турция, Россия и Азербайджан на сегодня заняли в этой сформировавшейся региональной системе ведущую роль. Ереван сегодня не в силах самостоятельно обеспечить безопасность даже самой Армении. И в Ереване, и Москве считают, что единственным гарантом безопасности Армении является Россия. Притом, что Армения может быть в безопасности лишь в том случае, если Ереван достигнет стабильного долгосрочного мира с Азербайджаном и Турцией.

В свою очередь Иран оказался за бортом региональной системы, поскольку утратил политические и экономические рычаги влияния на Азербайджан. Об этом свидетельствует и провал представленного во время военных действий советником главы МИД Ирана Аббасом Аракчи плана регионального подхода к урегулированию Карабахского конфликта с участием только Ирана, России и Турции.

3+3

Тегеран на протяжении многих лет выступал за региональное решение Карабахского конфликта, которое ограничило бы влияние США, ЕС и НАТО. Кроме того, Тегеран также выступает против размещения международных миротворческих сил, особенно если они включают внерегиональные силы в Карабахе вблизи границы с Ираном.

В нынешней ситуации, когда Иран и Россия не заинтересованы в усилении влияния Запада на формирование Кавказо-Каспийской повестки дня, российский план по Карабахской проблематике приемлем для Тегерана.

Иными словами, право Баку на восстановление территориальной целостности Азербайджанской Республики, которое признается всеми региональными игроками, в том числе, Западом и Россией, является принципом, который Верховный лидер Ирана, Аятолла сейед Али Хаменеи и другие официальные власти исламской республики неоднократно прямо упоминали в своих заявлениях.

Однако, усиление стратегических позиций Баку в регионе Южного Кавказа по итогам Второй Карабахской войны противоречит национальным интересам Ирана. Ведь Тегеран остался в проигрыше, поскольку в результате Второй Карабахской войны Баку взял под свой контроль границу Азербайджана с Арменией, закрыв Ирану таким образом неконтролируемый доступ в Карабах и в целом на Южный Кавказ. Баку восстановил 132 км общей границы Азербайджана с Ираном.

Следует иметь в виду, что иранские провинции Ардебиль и Восточный Азербайджан имеют 369 км и 200 км общих границ с Азербайджанской Республикой соответственно. Восточный Азербайджан – единственная провинция Ирана, граничащая с Арменией. Длина этой границы составляет 35 км. Иран также является единственной страной, прилегающей к Карабаху.

В Тегеране опасаются военно-политической дестабилизации в северо-западных провинциях Ирана. Своим заявлением о территориальной целостности Азербайджана Тегеран обращал внимание на то, что непоколебимы границы Ирана, а не стран-участниц Второй Карабахской войны. В Иране по разным данным, живет от 15 до 30 млн. азербайджанцев. Тегеран опасается усиления пантюркистских настроений в провинции Восточный Азербайджан на северо-западе ИРИ. Тем более что тюркский этнический фактор оказался более сильным, чем конфессиональный шиитский.

Поэтому Тегеран разместил в октябре т.г. танки и другую бронетехнику в северо-западном регионе, а также провел масштабные учения сил ПВО ИРИ, включая подразделения Корпуса стражей Исламской революции (КСИР).

Иными словами, Тегеран на сегодня не располагает реально действенными рычагами воздействия на страны Южного Кавказа. При этом Тегеран пытается участвовать в формировании региональной системы безопасности на Южном Кавказе – от этого напрямую зависит будущее самого Ирана. Поэтому Тегеран желает участвовать в восстановлении районов Карабаха, пострадавших в результате боевых действий. Об этом заявил Президент Ирана Хасан Роухани в ходе встречи с главой МИД Азербайджана Джейхуном Байрамовым.

Президент Ирана, ссылаясь также на прежние договоренности между Тегераном и Баку, в том числе, железнодорожный проект Решт-Астара, призвал ускорить процесс введения в действие этих договоренностей. Речь идет о реализации ранее согласованных между Азербайджаном и Ираном совместных проектов сотрудничества, в том числе, проект плотины Ходаафарин и строительство электростанции.

Кавказская политика Тегерана заключается в сохранении геополитического баланса в регионе. Для Ирана важным условием реализации своей кавказской политики считается сдерживание Анкары и Израиля в регионе и недопущение военно-политического присутствия Турции на Каспии.

Однако Баку в рамках своих национальных и региональных интересов активно сотрудничает с Западом, Израилем и арабскими монархиями Персидского залива. Военно-техническое сотрудничество (ВТС) Азербайджана с Израилем позволило Баку вооружить азербайджанскую армию передовыми образцами вооружений и военной техники (ВВТ). За последние 5 лет Израиль обеспечил Азербайджану 43% от поставок новых вооружений (для сравнения: Турция – 2,8%). В свою очередь Баку поставлял в Израиль 40% потребляемой еврейским государством нефти.

Отношения между Ираном и Турцией стагнируют: Анкара в течение текущего года минимизировала экономические отношения. Так, в течение последних 8 месяцев Анкара не покупала природный газ у Ирана, поскольку стремится избавиться от экономической зависимости и стратегических отношений Турции с Ираном.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прочитал во время парада в Баку известное стихотворение «Араз, Араз», посвященное реке Аракс, в котором он обратился к народу Ирана: «Мы не отделились от вас, нас разделили насильно», – добавив, что Араз скоро обретет власть и силу. Эти строки основываются на материале исторических событий. Так, 74 года назад, 9 декабря, иранская армия при поддержке Советского Союза начала наступление на «государство» в иранской провинции Восточный Азербайджан, объявленное Демократической партией Азербайджана независимым, в результате чего оно было свергнуто. Р.Т.Эрдоган в своем вышеупомянутом заявлении имел в виду именно эти исторические события, о которых говорится в тексте стихотворения.

Выход из сложившейся ситуации обозначил Президент Азербайджана Ильхам Алиев. По мнению Президента Азербайджана, в регионе должна быть создана новая платформа сотрудничества. По словам И.Алиева, «все страны региона, участвующие в этой платформе, только выиграют. Есть традиционное турецко-азербайджано-грузинское сотрудничество, есть сотрудничество Азербайджан-Россия-Иран, сотрудничество Турция-Россия-Иран. Мы можем обобщить все эти платформы, объединив в единую. Если руководство Армении сделает правильные выводы из войны, откажется от своих необоснованных претензий и заглянет в будущее, они могут занять место на этой платформе. Мы открыты для этого. Вражда между двумя странами должна прекратиться, мы должны закрыть эту страницу и положить конец этой вражде», – продолжил И.Алиев.

Примечательно, что Россия поддержала инициативу Президента Азербайджана. Так, министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью Гостелерадио Ирана, отвечая на вопрос, почему иранскому мирному плану не было уделено большого внимания, отметил, что он не помнит, чтобы за все годы его пребывания на посту главы МИД в ходе многочисленных контактов с иранскими коллегами тема Карабаха вызывала интерес и звучала во время консультаций или переговоров. При этом С.Лавров констатировал, что это не означает, что Москва игнорирует интересы Ирана.

По словам С. Лаврова, озабоченность Ирана понятна, т.к. нормализация отношений между Азербайджаном и Арменией скажется на иранских транзитных интересах. Тем более что эти интересы обостряются в ситуации, когда американцы ввели и продолжают наращивать санкции в отношении Ирана. Другими словами, Москва поддерживает формат 3+3: Азербайджан, Армения, Грузия + Иран, Турция и Россия. Лишь в этом случае Иран получит возможность участвовать в формировании региональной системы безопасности, что важно для России.

Расширение турецкого влияния в Черноморско-Кавказско-Каспийском регионе противоречит национальным и региональным интересам и Ирана, и России. В частности, доклад «НАТО-2030», представленный в начале декабря 2020 года в Брюсселе, признает Россию главной угрозой предстоящего десятилетия. НАТО переходит к стратегии сдерживания России, характерной для «холодной» войны. Другими словами, Турция как член НАТО также будет участвовать в стратегии сдерживания России со всеми вытекающими последствиями. Анкара может использовать и коридор, который теперь должен открыться из Нахчыванской Автономной Республики (НАР) и в «континентальный» Азербайджан. Таким образом, будет создан прямой коридор из Турции в Азербайджан, минуя иранскую территорию, а инструменты помешать Анкаре и Баку в этом вопросе у Тегерана фактически отсутствуют.

Угроза сохраняется

Тегеран опасается участия Азербайджана и Турции в антииранской коалиции на фоне тесных отношений между Баку и Израилем, а также реанимации турецко-израильских отношений.

Следует помнить о приверженности Израиля «доктрине Бегина», которая означает, что еврейское государство никогда не смирится с наличием у враждебного себе государства оружия массового поражения (ОМП) и будет всеми способами пресекать попытки создания или получения такого вооружения со стороны Тегерана. Ранее эта доктрина уже применялась Израилем: в июне 1981 года при нанесении удара по ядерному реактору «Осирак» в Ираке, в сентябре 2007 года по объектам в Сирии, где, по данным военной разведки еврейского государства, велись разработки ядерного оружия.

США в союзе с Израилем в силах нанести массированные ракетно-бомбовые удары по стратегическим объектам Ирана. При таком сценарии в ответ в таком случае Тегеран нанесет удары по американским силам и военным объектам в регионе Ближнего Востока. Если вооруженный конфликт растянется во времени, США будут вынуждены провести ограниченную десантную операцию на ключевых участках иранского побережья. Успех такой ограниченной операции в условиях упорного иранского сопротивления маловероятен. В результате конфликт расширится до полноценной войны, которая охватит весь регион Персидского залива.

Конфронтация будет продолжаться в Сирии, Ливане и Ираке, но не в Азербайджане. Противостоять Ирану будет сформированный Д.Трампом арабо-израильский альянс (КСА, ОАЭ и Бахрейн). Тем более что Тегеран, судя по всему, уже симметрично ответил за убийство, скорее всего, агентами Моссад, известного иранского ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде, высокопоставленного офицера КСИР. Так, 6 декабря т.г. в Тель-Авиве в результате вооруженного нападения убит один из высокопоставленных офицеров израильской разведки «Моссад» – Фахми Хинави. Предполагается, что это нападение могло быть возмездием Тегерана за убийство М.Фахризаде.

В то же время, Тегеран рассчитывает на пересмотр политики Вашингтона при президенте Дж.Байдене. Тегеран всячески избегал сценария дать формальный повод уходящему Президенту США Дональду Трампу нанести по Ирану ракетно-бомбовые удары в свете перспективы восстановления евроатлантической солидарности между США и странами ЕС. Несмотря на чрезвычайные меры Тегерана по стабилизации социально-экономической и общественно-политической ситуации в Иране, макро- и микроэкономические показатели не устойчивы. Тегеран не может рисковать возобновлением массовых протестов накануне предстоящих летом 2021 года президентских выборов. Тегеран, вероятно, пойдет на переговоры с Дж.Байденом по вопросам, вызывающих озабоченность США. Но для этого Вашингтон должен смягчить санкционный режим в отношении Ирана.

Очередные президентские выборы в Иране пройдут в июне 2021 года, и в случае провала политики Дж.Байдена, сторонник жесткой линии, скорее всего, победит. Следовательно, новоизбранный Президент Ирана не станет пытаться обеспечить возврат Тегерана к ядерной сделке 2015 года. В этом случае Тегеран может прийти к выводу, что Иран нуждается в ядерном оружии для сдерживания Израиля, США и КСА от нанесения массированных ракетно-бомбовых ударов по многочисленным стратегическим целям независимо от связанных с этим политических и экономических издержек.

Запасы низкообогащенного урана в Иране увеличились почти до 3300 кг, что более чем в 12 раз превышает лимит, установленный ядерной сделкой 2015 года. МАГАТЭ опубликовало очередной отчет о развитии иранской ядерной программы. В нем говорится, что после отказа Тегерана выполнять условия СВПД в Иране возросли запасы высокообогащенного (оружейного) урана. Западные эксперты считают, что у Тегерана достаточно низкообогащенного урана, чтобы сделать, по крайней мере, две ядерные бомбы.

Дж. Байден выдвинул предварительные условия – Тегеран должен сначала вернуться к полному соблюдению СВПД и принять на себя обязательство немедленно провести переговоры с США по сделке, которая будет более «ограничительной». В противном случае администрация Дж.Байдена продолжит политику «максимального давления» Д.Трампа. Притом, что Дж.Байден примет во внимание израильскую позицию в отношении Ирана. Дж.Байден уже заверил премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в телефонном разговоре, что связи между США и Израилем останутся прочными. Новые условия СВПД могут включать: значительное продление срока действия соглашения; полное прекращение иранской ракетной программы; механизм, предотвращающий получение Ираном материалов, жизненно важных для процесса ядерного деления.

Следовательно, Дж.Байден может рассчитывать на Израиль, арабские монархии Персидского залива, а также европейских союзников. Роль Азербайджана и Турции в политике «максимального давления» на Тегеран может оказаться второстепенной.

Рауф Раджабов, востоковед, руководитель аналитического центра 3RD VIEW, Баку, Азербайджан

https://cacds.org.ua/?p=10228

2 comments

  1. Яна Reply

    Дорожный указатель на армянском языке (фото 2014 года) расположен на трассе, ведущей в город Степанакерт — столицу самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики. У города есть и второе название на азербайджанском языке — Ханкенди. Международное сообщество не признает «НКР» и рассматривает регион как часть Азербайджана. Армения это отрицает.

  2. вот этот хостинг Reply

    Напомним, в конце октября Иран выразил готовность стать посредником в урегулировании карабахского конфликта. Тегеран провел переговоры с Баку и Ереваном и предложил выступить посредником в урегулировании обострения в Нагорном Карабахе. При этом власти Ирана усилили военное присутствие на границе с Арменией и Азербайджаном. Политика Ирана заключается в сохранении геополитического баланса в регионе, заявила ранее «Кавказскому узлу» старший научный сотрудник Института востоковедения НАН Армении, иранист

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *