«
»
TwitterFacebook

Афганский гамбит – Анализ от Рауфа Раджабова

Автор: Рауф Раджабов, востоковед,

Руководитель Аналитического Центра 3-rd VIEW

Гамбит — самый агрессивный шахматный дебют, когда белые жертвуют пешкой ради приобретения стратегического преимущества в будущем.

Военно-политическая стабильность в Афганистане важно для стран Центрально-Азиатского региона (ЦАР) в плане безопасности, недопущения проникновения террористических групп, наркотрафика, потока оружия, а также нелегальных мигрантов. Однако, военно-политическая ситуация в Афганистане деградирует, о чем свидетельствует намерение руководства движения «Талибан» провести масштабную карательную операцию в северных провинциях Баглан, Панджшер и Саманган.

Дестабилизация военно-политической ситуации в Афганистане для стран ЦАР — это актуализация вышеуказанных тем. Тем более, что оставленное США и НАТО в Афганистане современное вооружение на сумму $89 млрд. выводит борьбу стран региона угрозами и вызовами на новый технологический уровень. К примеру, создание 150-тысячной профессиональной армии движения «Талибан» влечет за собой значительное повышение уровня военно-технического оснащения армии талибов, что позволит талибам эффективно противодействовать странам региона (в первую очередь Исламской Республике Пакистан (ИРП) и Республике Таджикистан (РТ)).

События в ИРП указывают на то, что геополитические акторы стремятся взять под свой контроль запасы редкоземельных минералов в Афганистане. Кроме того, геополитические акторы заинтересованы в контроле над Афганистаном, поскольку страна занимает геостратегическое положение на стыке Ближнего Востока, Центральной и Южной Азии, Дальнего Востока и Индо-Пакистанского региона.

Факторы дестабилизации в регионе

Вашингтон и Брюссель пока не выработали четкую афганскую стратегию. Как следствие — США и НАТО де-факто сняли с себя ответственность за развал экономики Афганистана и отказываются от выделения необходимой финансовой и иной помощи для восстановления инфраструктуры государства.

Согласно прогнозу МВФ, резкое падение уровня жизни и гуманитарный кризис в Афганистане затрагивают сопредельные страны. В частности, афганские беженцы могут оказать разрушительное давление на бюджеты и рынки труда, усиление социальной напряженности в разных странах. Специалисты МФВ подсчитали: если Афганистан покинут всего 1 млн. граждан, затраты на их размещение составят $100 млн. в РТ (1,3% ВВП), $300 млн. в ИРИ (0,03% ВВП) и более $500 млн. в ИРП (0,2% ВВП).

Эксперты «Программы развития Афганистана» ООН отмечают, что «Афганистан балансирует на грани всеобщей нищеты». 97% населения Афганистана грозит опасность оказаться в нищете уже к середине 2022 года. По оценке Всемирной продовольственной программы, лишь 5% афганских домохозяйств сегодня имеют достаточно продуктов питания, чтобы питаться каждый день. Очевидно, что речь идет о семьях участников движения «Талибан».

Иными словами, США и ЕС фактически перекладывает бремя восстановления Афганистана на страны региона, в первую очередь Китайскую Народную Республику (КНР), Российскую Федерацию (РФ), Исламскую Республику Иран (ИРИ) и ИРП. По официальным данным, за последние 7 месяцев в ИРИ прибыло около 1 млн. афганцев (всего в ИРИ находятся 5 млн. афганских беженцев).

Опасения правительств стран Центральной и Южной Азии объясняются присутствием на территории Афганистана боевиков — выходцев из стран региона, нацеленные на свержение правительств в регионе. Примечательно, что движение «Талибан» передало контроль над значительной частью границы с РТ группировке таджикских исламистов.

В свою очередь экстремистское «Исламское государство» — вилаят-е Хорасан» пытается расширить свое влияние в ЦАР. Ветвь этой террористической группировки в Афганистане недавно расширило производство, перевод и распространение пропаганды, направленной на узбекско-, таджикско- и кыргызскоязычных жителей ЦАР.

В Пентагоне считают, что экстремистское «Исламское государство» — вилаят-е Хорасан», с одной стороны, укрепляет свои позиции в Афганистане, а с другой, поддерживает связи с боевиками из Центральной и Южной Азии.

Кроме того, согласно докладу, «Аль-Каида» по-прежнему сохраняет присутствие в Афганистане и продолжает контакты с талибами. Движение «Талибан» не афиширует эти связи, т.к. пытается получить международное признание.

Можно констатировать, что военные кампании США в Афганистане, Ираке и Ливии демонстрируют, что американская сторона применяет подобный деструктивный подход к каждому государству после вывода своего военного контингента.

Очевидно, что Афганистан, как и Ирак и Ливия, оказывается в руинах с минимальными шансами на восстановление национальной экономики. Об этом свидетельствует следующий факт: Генсек ООН Антониу Гутерриш призвал США разморозить афганские активы. В текущем году ООН запросила $4,4 млрд. на поддержку Афганистана, но к настоящему времени удалось собрать лишь 13% из запрошенной суммы. Несмотря на требования, Вашингтон отказался предоставить Афганистану ранее замороженные $7 млрд. США направили большую часть средств на помощь гражданам США в качестве компенсации жертвам терактов 11 сентября 2001 года и передали малую часть в ООН.

На этом фоне одной из ключевых экономико-политических проблем региона является развитие транспортного коридора через Афганистан в направлении ИРИ, т.к. большинство стран региона не имеют выходы к морским портам. Поэтому после ухода США из Афганистана страны ЦАР демонстрируют, что в их интересах открытие основных коридоров через Афганистан и ИРИ. Речь идет о проекте строительства Трансафганской железной дороги, которая через Афганистан соединит железнодорожную сеть Республики Узбекистан (РУ) с железнодорожной сетью ИРП. Этот проект в случае его реализации значительно удешевит грузовые перевозки между Центральной Азией и Южной.

Однако, смена власти в Исламабаде, скорее всего, нарушит нынешний баланс в Афганистане в пользу КНР и РФ, сформировавшийся после неорганизованного ухода США из Афганистана. В таком случае вряд ли будет реализован не только российский проект строительства «Пакистанского потока», но и китайско-пакистанского экономического коридора (CPEC), считающаяся важнейшей частью китайского мега проекта «Один пояс — один путь». Кроме того, уход премьер-министра ИРП Имран Хана может перечеркнуть планы Пекина на главную роль в послевоенном восстановлении Афганистана. Более того, между Исламабадом и Кабулом усилится военно-политическое противостояние со всеми вытекающими политическими и экономическими последствиями.

Выводы

  1. Дестабилизация общественно-политической ситуации в ИРП ведет к трансформации Афганистана в центр региональной нестабильности и военного конфликта. В случае реализации этого негативного сценария произойдет разбалансировка всей системы региональной безопасности.
  2. Позитивный сценарий заключается в следующем: международное сообщество должно добиться выполнения своих требований в отношении инклюзивного правительства Афганистане, которое будет пользоваться поддержкой всех этнических групп населения страны (на середину февраля 2022 года, 82,7% членов правительства, сформированного движением «Талибан», составляют пуштуны, 96,5% из них — талибы); соблюдение прав человека; ренальный разрыв отношений движения «Талибан» с экстремистскими и террористическими организациями.
  3. Невозможно решать вышеуказанные проблемы, если исходить из той политики, которую реализуют США и ЕС. Для урегулирования военно-политической ситуации в Афганистане необходимо выстраивать диалог с движением «Талибан». Движение «Талибан» контролирует почти всю территорию Афганистана. Хотя, есть проблемы реального контроля в тех или иных провинциях.

https://news.day.az/politics/1452434.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (32)