«
»
TwitterFacebook

«Вторая Карабахская война: что дальше?»

Карл фон Клаузевиц: «Целью любой войны является мир

на условиях, благоприятных для победившей стороны».

Переговоры по Карабаху с участием министров иностранных дел Азербайджанской Республики (АР) и Республики Армения (РА), а также сопредседателей МГ ОБСЕ прошли 8 октября 2020 года в Женеве и Москве. 9 октября 2020 года в Москве прошли 3-х сторонние переговоры с участием глав МИД АР, РА и Российской Федерации (РФ). 11-часовые переговоры в Москве завершились принятием итогового совместного заявления.

11-13 октября т.г. глава МИД РА совершил официальный визит в РФ. В ходе переговоров была обсуждена, в том числе и проблематика Карабахского урегулирования. В развитие договоренностей, достигнутых в Москве 9-10 октября 2020 г. на 3-з сторонней встрече министров иностранных дел Азербайджана, Армении и России. Продолжился диалог по деэскалации напряженности в зоне конфликта и созданию условий для возобновления субстантивного переговорного процесса, в том числе при посредничестве сопредседателей МГ ОБСЕ.

В частности, стороны конфликта согласились о нижеследующих шагах: во-первых, объявляется о прекращении огня с 12 часов 00 минут 10 октября 2020 года в гуманитарных целях для обмена военнопленными и другими удерживаемыми лицами, и телами погибших при посредничестве и в соответствии с критериями Международного Комитета Красного Креста (МККК); во-вторых, конкретные параметры режима прекращения огня будут согласованы дополнительно; в-третьих, АР и РА при посредничестве сопредседателей МГ ОБСЕ на основе базовых принципов урегулирования приступают к субстантивным переговорам с целью скорейшего достижения мирного урегулирования; в-четвертых, стороны подтверждают неизменность формата переговорного процесса.

В этой связи следует отметить, что гуманитарное перемирие на линии Карабахского фронта нельзя считать долгосрочной паузой в боевых действиях, поскольку это не прекращение военных действий в целом. Тем более что нет предельно ясного ответа на вопрос: когда, в какой форме и объеме будут реализованы вышеуказанные пункты совместного заявления? Как следствие – гуманитарное перемирие на линии Карабахского фронта не соблюдалось с самого начала и не соблюдается пока в принципе.

Первый этап операции по принуждению к миру

Можно констатировать, что сегодня в зоне Карабахского конфликта уже не действуют многолетние принципы – «линия соприкосновения» ВС Азербайджана и Армении, так же как и статус-кво. Первый принцип заменен на линию фронта, а второй – разрушен. Как отметил помощник Президента АР Хикмет Гаджиев, завершился первый этап операции по принуждению к миру.

Военные действия развернулись вдоль 193-километровой бывшей линии соприкосновения ВС Азербайджана и Армении. Военный потенциал РА уступает АР по вооружению и мобилизационному потенциалу. В части оснащения ВС АР беспилотными летательными аппаратами (БПЛА) и управления ими азербайджанская сторона продемонстрировала эффективное решение в ходе Второй Карабахской войны.

Однако сохраняющийся военный паритет между АР и РА, сложный рельеф местности, наличие укрепленных оборонительно-инженерных рубежей затрудняет добиться молниеносного успеха в ходе наступательных операций. В гористой местности крайне мало операционных направлений, на которых можно вести боевые действия по законам традиционной войны с прорывом фронта, развитием успеха в глубину, а также окружениями крупных группировок противника. Горный характер местности не позволяют ВС Азербайджана полностью реализовать свое превосходство. Другими словами, при наступлении ВС АР на подготовленную оборону минимизируется превосходство азербайджанской стороны, сопровождающееся потерями в живой силе и технике.

Закономерно, что Ереван в условиях военных действий в зоне Карабахского конфликта сосредоточился на двух направлениях: во-первых, максимальная мобилизация всех армянских сил для отражения наступления ВС АР и нанесения потерь противнику; во-вторых, активная работа с международной общественностью для политико-дипломатического давления на АР и ТР.

В этом контексте следует рассматривать заявление Президента Франции Эммануэля Макрона, что в зоне Карабахского конфликта, по данным французской разведки, присутствуют боевики джихадистских группировок из Сирии, которые проникли в регион через Турецкую Республику (ТР). В свою очередь директор Службы внешней разведки (СВР) РФ Сергей Нарышкин указал об угрозе участия сирийских боевиков из таких экстремистских организаций, как «Джабхат ан-Нусра», «Фиркат аль-Хамза», «Султан аль-Мурад» в Карабахской войне. Эти заявления (в контексте информационной войны) фактически оказывают психологическое давление на Баку и Анкару. «На нашу страну оказывают различные давления, и Верховный главнокомандующий (Ильхам Алиев) стойко противостоит им». Об этом заявил на недавнем брифинге помощник Президента АР Х.Гаджиев.

Кроме того, Ереван с целью давления на Баку де-факто обратился к мировому сообществу с призывом признать «Нагарный Карабах» («НК»). И 8 октября т.г. в городском совете Женевы была принята резолюция R-271 «О праве армян НК на жизнь и самоопределение», которая признала право карабахских армян на самоопределение единственным гарантом безопасности. Премьер-министр РА Никол Пашинян уже заявил об ожидании признания «НК» Францией. Об этом Н.Пашинян сказал и в разговоре с Э.Макроном.

Параллельно ухудшаются российско-турецкие отношения. Причиной тому не только соперничество в Сирии, Ливии, но и Карабахский конфликт, в котором Анкара активно поддерживает Баку.

Несмотря на то что ВС АР не удалось существенно вклиниться в оборону ВС РА по всей линии фронта, именно азербайджанская сторона владеет стратегической инициативой в ведении боевых действий, достигнув конкретных успехов на северном и особенно южном направлениях. Поэтому Баку стремится оказать давление на Ереван и принуждение его пойти на компромисс в переговорах под эгидой МГ ОБСЕ. Но на своих, публично обозначенных условиях.

Однако, в случае провала нынешнего раунда переговоров под эгидой МГ ОБСЕ на втором этапе боевых действий ВС АР с целью распада армянской обороны и продвижения вглубь территории «НК» усилит свои действия на фронте. Хотя, учитывая политико-дипломатическое давление на Баку, временной запас ВС АР на проведение 2-го этапа военной операции ограничен.

На кону авторитет СБ ООН

Помощник Президента АР Х.Гаджиев заявил, что «намерение Азербайджана – обеспечить выполнение резолюций СБ ООН, которые заключаются в немедленном, безоговорочном и полном выводе вооруженных сил Армении». Следует отметить, что невыполнение резолюций СБ ООН не добавляет авторитета сопредседателям МГ ОБСЕ – РФ, США и Франции.

Все четыре резолюции СБ ООН по Карабахскому конфликту (№822, №853, №874 и №884) приняты в разгар Первой войны: с 30 апреля по 12 ноября 1993 года. Из требований резолюций СБ ООН (№822, №853, №874, №884), обязывавших незамедлительного прекращения военных действий и освобождения районов, оккупированных армянскими силами за границами бывшего НКАО, было выполнено лишь прекращение огня, которое в целом поддерживалось до 27 сентября 2020 года. Выполнение других требований резолюций СБ ООН не выполнялось.

Резолюции СБ ООН предусматривают четкий, поэтапный вариант урегулирования конфликта. Кстати, в резолюциях СБ ООН отказался признать РА стороной Карабахского конфликта. Второй стороной конфликта в этих резолюциях названы «местные армянские силы» (№822), «армяне Нагорно-Карабахского района Азербайджана» (№853, №884).

Еревану адресовались призывы «продолжать оказывать» или «использовать свое влияние» на армян «НК» (№853, №884). «НК» называется, как и АР, то заинтересованной стороной, то просто стороной (№853, №874, №884).

Можно констатировать, что Баку не выполняет резолюции СБ ООН в части восстановления экономических, транспортных и энергетических связей в регионе, прямых контактов с «НК».

Ереван не выполняет требования СБ ООН касательно вывода оккупирующих сил из районов АР за пределами «НК» под тем предлогом, что это «зона безопасности», и что предпочтительно «пакетное» урегулирование Карабахского конфликта. Кроме того, Ереван не выполняет призыв резолюций СБ ООН оказывать сдерживающее влияние на Нагорный Карабах.

Решению Карабахского конфликта может способствовать полная консолидация позиции по данному кризису стран – постоянных членов СБ ООН (Великобритания, КНР, РФ, США и Франция). Тем более что РФ, США и Франция являются сопредседателями МГ ОБСЕ. Однако этого пока в силу объективных причин не просматривается.

Перспективы

Министр иностранных дел Франции Ле Дриан считает, что будущее мирное соглашение не должно копировать то, что появилось после 4-х дневной апрельской войны 2016 года, имея в виду Венские и Санкт-Петербургские соглашения. Другими словами, предлагается решить проблему статуса «НК» одновременно с возможным возвратом под контроль АР оккупированных районов.

Де-факто речь идет о реализации т.н. «Плана Лаврова», предполагающий поэтапный план урегулирования Карабахского конфликта: Ереван освобождают пять районов (Агдам, Физули, Джебраил, Зангелан, Губадлы), и в регион вводятся миротворцы, в эти районы возвращаются беженцы, начинаются переговоры о статусе Карабаха.

Баку в принципе (как программа минимум) такой вариант может устроить, но при условии деоккупации не пяти (Агдам, Физули, Джабраил, Губадлы, Зангелан), а семи районов – плюс Кяльбаджар и Лачин.

Кроме того, возврат оккупированных районов под юрисдикцию АР подразумевает последующий ввод миротворцев. Однако ВС АР на ряде направлений уже углубились в направлении Карабаха и в случае реализации мирного плана им надо будет оттуда выходить, т.е. отступать. Уже освобождены населенные пункты в Агдеринском, Физулинском, Джебраильском и Гадрутском районах. Вряд ли Баку на это пойдет.

Ереван пытается вынудить Баку согласиться с требованиями Армении в отношении статуса «НК». Притом, что согласие Баку на ведение переговоров с «НК» неприемлемо по двум причинам: во-первых, это освободит Ереван от ответственности за многолетнюю оккупацию территории АР; во-вторых, бескомпромиссное требование Еревана признать независимость «НК» делает бессмысленным как таковое обсуждение проблемы статуса.

Иными словами, субстантивные (предметные или результативные) переговоры под эгидой МГ ОБСЕ возможны лишь при международном консолидированном политико-дипломатическом давлении на стороны Карабахского конфликта – Азербайджан и Армению.

Дело в том, что Ереван стремится сохранить статус-кво и поэтому не намерен идти на уступки Баку ради окончательного урегулирования Карабахского конфликта. Под уступками МГ ОБСЕ подразумевает вывод ВС Армении из 7 оккупированных районов, расположенных вокруг «НК». Ереван использует эти 7 оккупированных районов для торга с Баку с целью добиться признания независимости «НК». Притом, что Баку неоднократно подчеркивал, что готов предоставить «НК» автономию, но никогда не согласится признать его независимость. Для Еревана же любой статус «НК» ниже существующего неприемлем. Таким образом, ни Баку, ни Ереван не пойдут на односторонние уступки, поскольку они означают для обеих их полную политическую капитуляцию.

Иными словами, сценарий продолжения военных действий в течение неопределенного времени (т.е. война на истощение Армении) с конкретным результатом выглядит следующим образом: относительное поражение Армении вынудит Ереван согласиться с компромиссом.

Затягивание же Ереваном переговорного процесса под эгидой МГ ОБСЕ ведет к следующему сценарию: Ереван сохранит контроль над теми оккупированными территориями, которые после нынешних военных действий контролируются армянской стороной. Следовательно, остается одна тема для переговорного процесса под эгидой МГ ОБСЕ – поддержание режима прекращения огня на Карабахском фронте. И для стабильного поддержания режима прекращения огня на Карабахском фронте неизбежно всплывает тема «миротворцев» как дополнительных гарантов соблюдения режима прекращения огня между ВС Азербайджана и Армении.

Ереван в своей внешнеполитической стратегии опирается на тесное сотрудничество с РФ и Францией. Так, армяно-российский стратегический союз важен для Еревана тем, что РФ обеспечивает безопасность государственной границы республики с Турцией, предоставляя ВС Армении возможность высвободить и сконцентрировать все имеющиеся силы и средства на Карабахском фронте. 7 октября т.г. Президент РФ Владимир Путин впервые прокомментировав эскалацию в зоне конфликта, подтвердил, что РФ готова исполнить союзнические обязательства перед Арменией (подчеркнув, правда, что пока боевые действия идут на территории «НКР», и это другая история).

Ереван настаивает на фактическом отстранении Турции от Карабахской проблематики. Вхождение в урегулирование Карабахского конфликта Анкары привело бы к изменению баланса сил на Южном Кавказе, что ведет не только к пересмотру переговорного формата в Карабахском вопросе, но и в целом баланса сил в регионе Большого Кавказа. И совместное заявление сопредседателей МГ ОБСЕ и Президентов США, РФ и Франции Дональда Трампа, В. Путина и Э. Макрона от 1 октября 2020 года содержало явный подтекст, указывающий на то, что урегулирование Карабахского конфликта будет происходить де-юре без участия Анкары. Кстати, 3-х стороннее заявление от 10 октября 2020 года оставило де-факто Турции вне рамок ответственности сопредседателей МГ ОБСЕ, зафиксировав российско-французскую позицию о том, что формат сопредседателей МГ ОБСЕ не подлежит изменениям.

Вывод

Если Баку попытается вести вторую Карабахскую войну на истощение, то в дальнейшем придётся масштабно закупать турецкие и израильские системы вооружений. В таком случае Москва и Париж могут вынести вопрос запрета поставок оружия сторонам Карабахского конфликта на СБ ООН, и потребовать оказать давление на Анкару.

Иными словами, Баку может силой освободить 7 оккупированных районов вокруг «НК», пойдя на затяжную войну. В случае полной изоляции Армении у Еревана возникнут проблемы с поставкой боевой техники и боеприпасов. Ведь своего производства в Армении нет, и обеспечить доставку в Карабах будет неоткуда (либо очень проблематично – формально исключительно через Иран). Если в ходе затяжной кампании ВС Армении в Карабахе понесут тяжелые потери, достаточные для того, чтобы эффективность их сопротивления резко упала, Ереван пойдет на уступки.

Однако Москва и Париж в своей логике не собираются допустить полного военного поражения Армении на Карабахском фронте. В этом случае Баку рискует столкнуться с российско-французским давлением, признаки которого мы уже наблюдаем. Франция как страна-сопредседатель МГ ОБСЕ всегда соблюдала нейтралитет для поиска решения конфликта во всеобщих интересах. Тем не менее, в свете последних событий Париж коренным образом пересмотрел свою стратегию в отношении Баку, де-факто заняв армянскую сторону.

Президент АР И.Алиев, доказывая правоту азербайджанской стороны в Карабахском конфликте, неоднократно ссылался, в том числе, на позицию СБ ООН. Ведь СБ ООН приняла четыре резолюции, в которых говорится о недопустимости изменения силой государственных границ. Резолюции СБ ОН не имеют срока давности и подлежат исполнению. То, что СБ ООН на протяжении 27 лет не возвращался к вышеупомянутым резолюциям, лишь свидетельствует о том, что сопредседатели МГ ОБСЕ попросту препятствовали их реализации…

Рауф РАДЖАБОВ, востоковед, руководитель аналитического центра 3RD VIEW, Баку, Азербайджан

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (26)