«
»
TwitterFacebook

Об усилении оси Баку-Анкара-Исламабад

В среднесрочной перспективе геополитическая ситуация, как на Южном Кавказе, так и в целом в регионе «Большого Кавказа» будет оставаться турбулентной. Внерегиональные страны, с одной стороны, пытаются изменить сложившийся после Второй Карабахской войны баланс сил, а с другой, используют территорию Южнокавказского региона для решения собственных задач глобального масштаба.

В современных условиях геополитическая ось Баку – Анкара – Исламабад отвечает долгосрочным интересам Азербайджанской Республики (АР), Исламской Республики Пакистан (ИРП) и Турецкой Республики (ТР) в обеспечения своей национальной безопасности. В логике этих сторон формат такого сотрудничества нейтрализует реализацию в регионе негативных внешних сценариев.

«План Мишеля»

Многие развитые страны выступают за многополярность. Закономерно, что официальные власти АР, ИРП и ТР считают, что пришло время объединить усилия для эффективного регионального взаимодействия по всем направлениям, помимо сотрудничества по вопросам безопасности. В Баку, Анкаре и Исламабаде учитывают, что сегодня мир столкнулся с огромными проблемами в региональном и глобальном масштабах.

Примечательно, что в Шуше Президент ТР Реджеп Таййип Эрдоган после подписания Шушинской декларации напомнил об инициативе по созданию шестисторонней платформы сотрудничества с участием АР, ТР, Грузии, Российской Федерации (РФ), Исламской Республики Иран (ИРИ) и Республики Армения (РА).

Однако Тбилиси готов работать в формате трио Грузия – Азербайджан – Армения с целью реализации геополитически важных инфраструктурных проектов. Об этом заявил вице-премьер, глава МИД Грузии Давид Залкалиани, выступая на Дипломатическом форуме в Анталье (Турция). При этом он назвал Баку и Анкару стратегическими партнерами Грузии, а также отметил исторические и дружественные связи с Ереваном. Вице-премьер Грузии пояснил, что обозначенный формат также подразумевает вовлечение США, ЕС, Турции или других «крупных игроков», готовых помочь в развитии вышеуказанных проектов.

В действиях Тбилиси преобладает исключительно европейский курс. Тбилиси будет ориентирован на проведение политики «больше Европы» на Южном Кавказе, что должно выделять Грузию, как среди стран Южного Кавказа, так и программы «Восточного партнерства».

По итогам встречи с грузинским премьер-министром Ираклием Гарибашвили Президент ТР Р.Т.Эрдоган особо отметил, что Грузия играет важную роль в региональном сотрудничестве и подчеркнул важность трехстороннего сотрудничества с Баку.

Иными словами, Анкара желает, чтобы все страны Южного Кавказа между собой сотрудничали и развивали совместные проекты. И Баку, и Анкара безусловно поддерживает суверенитет и территориальную целостность Грузии.

Очевидно, что экономическое сотрудничество между странами Южнокавказского региона может стать основой для повышения уровня доверия и поиска взаимоприемлемых подходов к решению двусторонних проблем. Однако на геополитическую ситуацию на Южном Кавказе оказывает влияние множество глобальных и региональных факторов, имеющие негативный характер и делают будущие перспективы развития региона непредсказуемыми. Тем более, что усиление геополитического противостояния между Западом и РФ, а также Западом и КНР дестабилизируют ситуацию, в том числе, и на Южном Кавказе.

В свою очередь и Ереван стремится включить в процесс формирования региональной безопасности на Южном Кавказе внешних геополитических игроков для того чтобы помешать существующим и активно развивающимся с участием АР, Грузии и ТР транзитным коридорам «Восток-Запад», а также открытия Зангезурского коридора. Ереван ситуативно официально объявил: «…на сегодняшний день работа трехсторонней комиссии Армении, России и Азербайджана по разблокировке транспортных коммуникаций приостановлена».

В соответствии с 3-х сторонним заявлением от 10 ноября 2020 года и функционированием российско-турецкого мониторингового центра Ереван обязан придерживаться достигнутых договоренностей, в том числе, и по Зангезурскому коридору. Российской военные и пограничники, дислоцированные в Армении, будут обязаны обеспечивать нормальное функционирование коридора. Действующая власть в Ереване, работая по сути в московской логике, стремится к тому, чтобы коридор «Север-Юг» через Грузию на РА и ИРИ стал военно-политическим. Российская военная группировка, при определенных сценариях пройдя через Грузию в РА, в силах взять под свой контроль все существующие транзитные коммуникации по линии «Восток-Запад» и Зангезурский коридор.

В этой связи следует отметить, что в экспертных и политических кругах Азербайджана считают, что ЕС и Франция стремятся реализовать совместный проект, именуемый «план Мишеля», который предусматривает выделение на восстановление экономики Армении транша в объеме 2,6 млрд. долларов. Примечательно, что вторая программа ЕС направлена на создание коммуникаций, среди которых выделяются коридор Север – Юг, т.е. ИРИ – Армения – Грузия с выходом на Черное море и транспортный коридор между странами Прибалтики и Индией через иранскую территорию. На первом этапе ЕС проводит улучшение транспортной инфраструктуры в целях осуществления более тесной связи между областями, а затем – коммуникаций Армении с соседними странами и ЕС. После готовится выделить на реализацию этой программы еще 600 млн. евро. На втором этапе ЕС начинает процесс по выстраиванию уже обозначенного трансграничного коридора.

На этом фоне Брюссель выделил Баку всего лишь 150 млн. евро в ситуации, когда республика нуждается в восстановлении освобожденных территорий (более 10 тысяч квадратных км). При том что Баку своими известными энерготранспортными проектами в некотором роде обеспечивает энергетическую безопасность ЕС.

Париж и Брюссель стремятся закрепиться на перспективном иранском рынке. Кроме того, усиление Франции на иранском рынке создает баланс в торговле с Китайской Народной Республикой (КНР), которая пытается изменить баланс с ЕС в свою пользу посредством проекта «Великий Шелковый Путь». Кстати, важность китайского проекта увеличивается с учетом открытия Зангезурского коридора.

С учетом того что ИРИ и РФ считаются союзниками в сирийском конфликте и Кавказо-Каспийском регионе, вступление Тегерана в региональную игру, вероятно, согласовано между Парижем и Москвой.

Тегеран уже заявил, что намерен довести товарооборот с Ереваном с нынешних $400 млн до $1 млрд. Тегеран не заинтересован в усилении роли АР и ТР в регионе Южного Кавказа. Поэтому Тегеран стремится активизировать региональные проекты, которые позволят ИРИ выйти в направлении Европы. Один из таких проектов, который продвигает Тегеран при поддержке ЕС, – транспортный коридор «Черное море – Персидский залив». Мультимодальная дорога будет проложена с юга ИРИ, пройдет по Армении и Грузии. Дальше грузы последуют в порты Болгарии.

Следует отметить, что открытие Зангезурского коридора выгодно Пекину, который будет напрямую через АР и ТР доставлять товары, и в данной ситуации Париж и ЕС выступают против этого маршрута. Поэтому ЕС лоббирует прокладку МТК Север – Юг от ИРИ к Черному морю и, скорее всего, будет препятствовать открытию Зангезурского коридора.

Иными словами, в нынешней ситуации Брюссель в транспортно-логистическом сегменте делает во многом ставку на Ереван, Тегеран и Тбилиси. Франция в свою очередь таким образом пытается нейтрализовать ось Баку – Анкара – Исламабад. Париж и Брюссель стремятся создать контрбаланс своей связкой с ИРИ и Арменией против оси Баку – Анкара – Исламабад.

Будущие контуры многополярности

В Баку многие политики предлагали создать военный альянс с Анкарой и Исламабадом, который «мог бы противостоять уже существующему военному объединению России, Армении и Ирана». Ещё весной 2012 года вице-президент пакистанского сената Мир Джан Джамали во время визита в Баку предлагал руководству АР создать совместный военный блок. По словам М.Д. Джамали, союз Исламабада, владеющего ядерным оружием, с Баку «станет ядром военного альянса всех мусульманских стран».

Исламабад объективно поддержал азербайджанскую позицию по Карабаху. В свою очередь Баку в пакистано-индийском конфликте по поводу Кашмира занимает сторону Исламабада.

Совместный визит в АР глав парламентов ТР и ИРП де-юре завершил процесс формирования геополитической оси Баку – Анкара – Исламабад. По итогам переговоров между Сахибой Гафаровой, Мустафой Шентопом и Асадом Кайсерем была принята Бакинская декларация.

Следует отметить, что формирование геополитической оси Баку – Анкара – Исламабад официально было запущено ещё в ноябре 2017 года, когда в Баку состоялась первая 3-х сторонняя встреча глав МИД АР, ИРП и ТР. В ходе нее были достигнуты договоренности об увеличении товарооборота между странами, взаимной поддержке в международных организациях,

В январе 2021 года главами МИД АР, ИРП и ТР была подписана Исламабадская декларация. В Декларации сформулированы ключевые намерения официальных властей АР, ИРП и ТР. В частности, Баку, Анкара и Исламабад условились противодействовать исламофобии, дискриминации и притеснениям мусульманских общин на региональной и международной арене. Кроме того, Декларация предусматривает развитие сотрудничества в сферах транспорта и торговли, продовольственной и энергетической безопасности, окружающей среды. Самое главное – Декларация подтвердила приверженность АР, ИРП и ТР 3-х стороннему сотрудничеству в области обороны и безопасности, в том числе посредством обмена передовым опытом и технологиями. Более того, в Декларации были упомянуты конкретные политические конфликты (Карабах, Северный Кипр, Джамму и Кашмир), которые каждая из стран пытается решить в рамках международного права и выразили поддержку друг другу в решении этих вопросов.

Перспективы геополитической оси Баку – Анкара – Исламабад обусловлены реалиями мировой геополитики: АР – лидер Южного Кавказа, ТР – одна из ведущих стран военно-политического блока НАТО, ИРП де-факто ядерная держава (население 250 млн. человек, обладает 120 атомными боеголовками).

Правда, товарооборот между АР и ИРП составляет всего 30 млн. долларов. 7 июля 2021 года к слову в Баку состоялась презентация Палаты экономического сотрудничества АР – ИРП.

Президент АР Ильхам Алиев во время встречи с премьер-министром ИРП Имраном Ханом отметил о перспективах возникшего на Южном Кавказе транспортно-логистического центра Евразии, включая Зангезурский коридор.

После встречи в Баку со своими турецким и пакистанским коллегами глава МИД АР заявил о подготовке «дорожной карты» для будущего сотрудничества в развитии экономических и торговых связей. Исламабаду было предложено воспользоваться возможностями АР и ТР в этой области, имея в виду недавно введенную в эксплуатацию железную дорогу Баку – Тбилиси – Карс. Ведь Зангезурский коридор представляет собой менее дорогостоящую альтернативу всем другим транспортным проектам в регионе Южного Кавказа, поскольку предлагает более короткий путь.

В первой половине 2021 года Баку посетили несколько военных делегаций из Пакистана. Во время встречи с командующим Сухопутными войсками ИРП генералом армии Камаром Джаведом Баджвой Президент АР И.Алиев заявил, что «… сотрудничество успешно развивается. Мы демонстрируем партнерство на самом высоком уровне в области обороны и оборонной промышленности. Ваш визит в нашу страну еще раз подтверждает это. Мы рады тому, что имеем выход на продукцию оборонной промышленности Пакистана. Как Вам известно, мы приобретаем эту продукцию, что укрепляет наш военный потенциал. Думаю, что в предстоящие годы нам необходимо расширять военное сотрудничество и спланировать совместные учения и другие инициативы для укрепления партнерства».

Согласно военной доктрине АР, Баку устанавливает военно-технические отношения с другими государствами с целью приобретения новых технологий и создания современных промышленных секторов, а также развития существующих отношений. В этом контексте правовой основой военного сотрудничества между АР и ИРП является Договор об обороне и военном сотрудничестве, подписанный в Карачи в сентябре 2002 года.

Баку, располагая значительными средствами, имея большой выбор современнейших истребителей на международном рынке, заказал 20 истребителей JF-17 (совместное китайско-пакистанское производство). Исламабад может также помочь Баку приобрести некоторые современные военные технологии и разработки, в том числе, китайские. Дело в том, что Пекин не продает их Баку, а Исламабаду они доступны.

Афганский фактор

Приход к власти в Кабуле лояльного к Исламабаду правительства позволит Баку и Анкаре запустить все вышеуказанные транспортные коридоры в рамках геополитической оси.

Исламская Республика Афганистан (ИРА) считается важной частью более широкой азиатской шахматной доски, на которой США стратегически конкурируют с КНР. Следует иметь ввиду, что Пекин включил ИРА в свой мегапроект «Один пояс, одни путь».

Пекин намерен выйти к Аравийскому морю через ИРА, ИРИ и ИРП. В частности, через афганскую территорию Пекин выходит по суше к Ирану и Ближнему Востоку, а также приобретет путь к Индийскому океану и дальше в Африку. Сегодня, чтобы попасть на эти рынки, китайским товарам приходится делать большой крюк: они отправляются контейнерными перевозками через спорное Южно-Китайское море. Однако короткая общая граница ИРА с северо-западной частью КНР предлагает выгодный вариант для создания мегамагистрали, высокоскоростной железной дороги и трубопроводов. И Пекин намерен построить современную автомагистраль, соединяющую Кабул с Пешаваром, столицей пакистанской «зоны племен».

По разным данным, Пекин готов вложить 62 млрд. долларов в ИРА. В обмен на свою финансовую политику Пекин рассчитывает, что движение «Талибан» прекратит всякие связи с уйгурской сепаратистской организацией «Исламское движение Восточного Туркестана». 12 млн. мусульман-уйгуров живет в китайской провинции Синьцзян, располагающейся недалеко от границы с ИРА и ИРП. Пекин стремится сохранить внутреннюю безопасность в КНР.

И 12 июля т.г. представитель «Талибана» Сухейль Шахин официально заявил: «Китай – друг Афганистана и его возможные усилия в восстановлении страны можно только приветствовать». С.Шахин заверил, что талибы не позволят уйгурским сепаратистам, часть которых искала убежища в ИРА, обосноваться в стране. И Пекин пообещал поддержать роль талибов «в процессе восстановления стабильности в Афганистане».

Иными словами, вместо пока мифического «Великого Турана» формируется перспективная геополитическая ось Баку–Анкара–Исламабад. Эта геополитическая ось даёт АР, ИРП и ТР выход в Средиземное море, Европу, Индийский океан и Персидский залив. При этом ось Баку–Анкара–Исламабад, с одной стороны, нейтрализует гипотетическую угрозу со стороны оси Иран-Армения- Россия. А с другой, трансформирует АР в отдельный транспортно-логистический хаб Евразии.

Геополитическая ось Баку-Анкара-Исламабад призвана уравновесить активность ЕС, Франции, РФ и ИРИ в регионе Южного Кавказа.

Рауф РАДЖАБОВ, востоковед, руководитель аналитического центра 3RD VIEW, Баку, Азербайджан

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (21)