«
»
TwitterFacebook

«Ливия – патовая ситуация переходит в эндшпиль»

После восстановления на западе Ливии власти Правительства национального согласия (ПНС) во главе с Файезом Сарраджем (ПНС) в стране сложилась патовая ситуация. Ни ПНС, ни Ливийская национальная армия (ЛНА) во главе с маршалом Халифой Хафтаром не в силах одержать окончательную победу над противником без внешней поддержки.

Иными словами, военно-политические события в Ливии развиваются в направлении фактического раздела страны. Об этом свидетельствует заявление министра внутренних дел ПНС Фатхи Башагха. Самый влиятельный политик ПНС отметил, что, исходя из сложившейся в Ливии тупиковой ситуации, правительство готово пойти на раздел страны на западную часть, которую Триполи намерен оставить за собой, и восточную, контролируемую Бенгази.

Активизация боевых действий признанной международным сообществом ПНС или ЛНА приведёт лишь к ухудшению их текущего положения. Внешние геополитические игроки задействуют свой военно-политический ресурс на ливийском направлении. В этой ситуации противоборствующие стороны ливийской гражданской войны обречены возобновить переговоры на основе решений состоявшейся ещё в январе 2020 года Берлинской конференции.

Запад – Восток

Главными игроками ливийского переговорного процесса считаются Россия и Турция. На это указывают следующие символические события: 8 апреля т.г. Россия заблокировала резолюцию СБ ООН, которая призывала Х.Хафтара прекратить наступление на Триполи, начавшееся 4 апреля 2020 года; российская «ЧВК Вагнера» способствовала силам ЛНА достичь рубежей Триполи.

В свою очередь Турция перебросила в Ливию из Сирии более 10 тысяч боевиков антиправительственных группировок («Дивизия аль-Мутасим», «Бригада Султан Мурад», «Сукур аль-Шамаль»). Четыре турецких фрегата УРО в мощной противовоздушной конфигурации заняли позиции вдоль средиземноморского побережья (они перекрыли ливийское воздушное пространство вдоль обитаемой береговой зоны в районе Триполи). В ходе последних боев турецкая воздушная и радиотехническая разведки вели наблюдение за формированиями ЛНА. В акватории Средиземного моря у побережья Ливии был задействован самолёт Boeing E-7T дальнего радиолокационного обнаружения и управления турецких ВВС. С использованием полученных от него данных по объектам армии Х.Хафтара наносились удары турецкими БПЛА Bayraktar TB2, плюс тяжелыми беспилотниками длительного патрулирования в ударном варианте Anka-S.

Активное применение турецких БПЛА начало менять баланс сил на земле и воздухе в пользу ПНС в силу массированных ударов с воздуха, прежде всего, по тыловым коммуникациям войск Х.Хафтара.

Вооруженные формирования ПНС 5 июня т.г. взяли стратегически важные город и авиабазу Тархуна. Силы ЛНА покинули её практически без боя. Тем самым битва за Триполи окончательно завершена, потеря Тархуны стала крупным поражением армии Х.Хафтара, лишившейся стратегически важной авиабазы в Триполитании.

Как ни парадоксально, однако это событие не ведет к радикальному изменению баланса сил между враждующими сторонами. ПНС не располагают достаточными ресурсами, чтобы взять лояльный ЛНА ливийский регион Киренаику. ПНС поддерживают ополченцы Мисураты и Завии, что дает Ф.Сарраджу на фоне турецкой поддержки удерживать Триполийский мегаполис, но очевидно не создает реальных возможностей для установления в будущем реального контроля над всей Ливией.

В Ливии цель и ПНС, и ЛНА очевидна – полный контроль над всей территорией страны. Но, несмотря на значительную военно-техническую внешнюю помощь со стороны геополитических акторов ПНС (Турция, Катар, а также отчасти Италия и США) и ЛНА (Египет, ОАЭ, КСА, Иордания, Россия и отчасти Израиль, Франция), Ф.Сарраджу и Х.Хафтару не удастся объединить Ливию и стать единоличным правителем страны.

В результате 10-летней гражданской войны отношения между разными племенами в Ливии обострились до предела, поэтому объединение страны сугубо военным путем станет кровопролитным со всеми вытекающими негативными последствиями для всех непосредственных и опосредованных участников. Посему особых предпосылок для дальнейшей эскалации гражданской войны в Ливии нет, поскольку Франция, ФРГ, США, Россия и Турция не заинтересованы в реализации такого сценария.

На перспективу возобновления переговоров между Триполи и Бенгази указывает то, что России и Турции удалось достичь неких компромиссов по ливийскому кризису. В рамках сохранения баланса сил по линии Запад (Триполи) – Восток (Бенгази) Россия под давлением фактически вывела на нефтеносный юг ударную группировку ЛНА «ЧВК Вагнера», что сняло с повестки угрозу прямого военного столкновения России и Турции в Ливии.

Следует отметить, что силы ПНС могли развить свой успех на западе Ливии и перенести боевые действия на восток страны. Ведь Турция могла начать воздушные операции на территориях подконтрольных ЛНА. Речь идет о ракетных ударах по ставке Х.Хафтара и объектам ЛНА в Бенгази и Тобруке. Однако официальная Анкара не предприняла вышеуказанных шагов.

В этой связи примечателен следующий момент. Так, африканское командование армии США сообщило, что официальная Москва организовала отправку 14 МиГ-29 и Су-24 (цепочка посредником и принадлежность здесь не принципиальны) для поддержки с воздуха «ЧВК Вагнера». Российские самолеты являются мессиджем Кремля Турции о том, что официальной Анкаре, с одной стороны, не следует менять баланс сил по линии Запад – Восток, а с другой – целесообразно запустить прямые переговоры между Триполи и Бенгази. Тем более что для этого есть исторические предпосылки: в свое время Османская империя разделила Ливию на две части, одна из которых подчинялась Триполи, другая, восточная – Бенгази. Деление, которое в значительной степени отражает существующую в настоящее время линию раскола между ПНС и восточноливийским Временным правительством.

Конец игры?

Можно констатировать, что Россия и Турция решили перезапустить Берлинский процесс таким образом, чтобы играть в нём ведущие роли. Следует напомнить о состоявшемся в середине мая телефонном разговоре президентов России и Турции, в котором стороны отметили «необходимость скорейшего возобновления бессрочного перемирия и межливийского диалога на основе решений Берлинской конференции».

После освобождения аэропорта Триполи от ЛНА Х.Хафтар отправился в Каир, а глава ПНС Ф. Саррадж – в Анкару. Тем временем в МИД РФ прошли переговоры министра иностранных дел Сергея Лаврова и его заместителя Михаила Богданова с делегацией ПНС в лице вице-премьера Ахмеда Майтига и главы МИДа Мухаммеда Тахира Сиялы.

Визит делегации ПНС означает, что официальная Москва стремится сохранить свою роль на востоке Ливии, не завязывая ее на Х.Хафтара. В свою очередь, Р.Т.Эрдоган на совместной пресс-конференции с Ф.Сарраджем 4 июня в Анкаре указал, что Х.Хафтар не может принимать участия в переговорах по ливийскому конфликту.

После последовавшей череды военных неудач Х.Хафтара в апреле-мае стало очевидно, что российское влияние на командующего ЛНА ограничено. Х.Хафтар больше возлагает надежды на Президента Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси. Военно-политическое присутствие Турции в Триполи – это угроза для Египта. Однако Х.Хафтар, став токсичным в Триполи, Анкаре, Европе и в какой-то мере в Москве, таковым не считается в Каире. Именно в Каире Х. Хафтар потребовал применить положения договора о коллективной обороне арабских государств для противодействия военной интервенции Турции в Ливии. Он также потребовал снять эмбарго на поставку вооружений ЛНА, а также осуществлять международный мониторинг для предотвращения попадания оружия из Турции в Ливию.

И Президент Египта А.Ф.Ас-Сиси объявил о новой «Каирской инициативе» по прекращению огня в Ливии, которая предусматривает остановку боевых действий с 8 июня во всей Ливии и условия для политического урегулирования конфликта.

Объявлению предшествовала встреча Президента Египта с Х.Хафтаром и спикером парламента в Тобруке Агилой Салехом.

В соответствии с «Каирской инициативой» (уже отвергнутой ПНС), ЛНА должна играть важную роль в «борьбе с терроризмом и защите суверенитета Ливии вместе с другими органами безопасности и полицией». Президентский совет сможет принимать самые важные решения в области обороны только вместе с главнокомандующим ЛНА (т.е. Х.Хафтаром), указывается в документе.

«Мы предостерегаем все стороны в Ливии от намерений продолжать решение конфликта в стране военным путем», – подчеркнул президент Египта. И с целью оказания давления на Триполи и Турцию Вооруженные силы Египта перебрасывают войска на границу с Ливией. Это происходит на фоне объявления о новой «Каирской инициативе». Таким образом, Египет демонстрирует поддержку ЛНА и Х.Хафтару, которая потерпела недавно серию поражений. Официальный Каир заявил о своем неприятии иностранного вмешательства в ливийские дела и заверил Х.Хафтара в том, что Египет «не допустит никакой угрозы своим западным границам».

Следует отметить, что В.Путин в телефонном разговоре с А.Ф.ас-Сиси поддержал инициативу Президента Египта, что демонстрирует раскол и среди геополитических акторов по ливийскому кризису. Р.Т.Эрдоган и Д.Трамп провели телефонные разговоры и достигли определенных договоренностей по Ливии. Ранее США призвали Турцию прекратить буровые работы на газовом месторождении в исключительной экономической зоне Кипра.

Иными словами, Египет приступил к созданию против Турции союза, который включает Грецию, Кипр, ОАЭ и Францию, чтобы противостоять действиям Турции в Ливии и Средиземноморье. Заявление о союзе было сделано в ходе виртуальной встречи с министрами иностранных дел этих стран 11 мая 2020 года. Во время встречи Контактной группы Африканского союза по Ливии 19 мая т.г. А.Ф.ас-Сиси заявил, что «стабильность в Ливии является определяющим фактором национальной безопасности Египта и он не потерпит террористических групп и тех, кто их поддерживает».

В Европе и арабских странах не приемлют двустороннее соглашение, заключенное в декабре 2019 года между Турцией и ПНС о делимитации морских границ в Средиземном море. В течение многих лет Турция конфликтовала с Грецией и Кипром по поводу прав в Восточном Средиземноморье. Не являясь участником Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, Турция не признает обширный территориальный шельф и исключительные экономические зоны, предоставленные островам в рамках Конвенции ООН.

Указанное турецко-ливийское соглашение позволяет разблокировать Турцию и добиться поддержки её заявки на более справедливое (в логике Анкары) распределение морских ресурсов в Восточном Средиземноморье. Ведь в соответствии с соглашением Турция считает своей исключительной экономической зоной пространство Восточного Средиземноморья вплоть до ливийской экономической зоны. К примеру, проложить газопровод по дну Средиземного моря в Европу, не советуясь с официальной Анкарой, сегодня не представляется возможным. Кстати, США уже призвали Турцию прекратить буровые работы на газовом месторождении в исключительной экономической зоне Кипра.

Кроме того, Египет, КСА и ОАЭ поддерживают Х.Хафтара, опасаясь усиления влияния в Ливии военно-политической организации «Братья-мусульмане», признанной официальным Каиром террористической. Соседние с Ливией Алжир и Тунис, традиционно ориентирующиеся на Францию, ранее не разрешили Турции перебрасывать войска через свои территории. Р.Т.Эрдоган желает сосредоточения всей власти в Ливии в руках дружественного Турции правительства, которое могло бы способствовать восстановлению власти «Братьев-мусульман» в Египте.

Поэтому Турция рискует вступить в прямое военное столкновение с коалицией арабских и европейских государств. Министр национальной обороны Греции Никос Панайотопулос уже заявил, что Греция для защиты своих суверенных прав готова ко всему, в том числе и к военным действиям против Турции. В такой ситуации военно-технические и финансовые силы Турции ограничены. Тем более что Франция присоединилась к альянсу с целью сохранения своих интересов в Ливии, которым угрожает Турция и ее поддержка ПНС. Франция будет стремиться постоянно поддерживать и укреплять альянс. Вместе с тем, для Франции и ФРГ в ливийском вопросе на первом месте не нефть, а миграционный потенциал портов страны по переброске в ЕС незаконных мигрантов. К примеру, в период миграционного кризиса 2015 года через территорию Ливии в ФРГ просочились сотни тысяч мигрантов.

Основными приоритетами Франции в ходе председательства в СБ ООН в июне будут, в том числе проблемы безопасности в Африке. Другими словами, ливийский кризис. И СБ ООН от 5 июня 2020 года единогласно принял резолюцию о продлении еще на один год срока запрета на поставки оружия в Ливию. Это позволит государствам инспектировать суда в открытом море у берегов Ливии, если возникнут подозрения о нарушении эмбарго. Этот фактор объективно усложняет задачу Турции по дальнейшей военной поддержке ПНС.

Следует также учитывать, что правительство Италии собирается одобрить продажу Египту десятков фрегатов, военно-морских патрульных катеров, учебных самолетов и истребителей. Для Италии это может стать «сделкой века», которая имеет большое коммерческое, промышленное и политическое значение. Также Италия хочет упрочить отношения с Египтом. Хотя, Италия и Египет поддерживают разные стороны вооруженного конфликта в Ливии.

Международное сообщество не располагает необходимым единодушием и политической волей для того, чтобы «навязать мир», в том числе «Каирскую инициативу», сторонам конфликта. Ни о какой масштабной миротворческой операции под эгидой ООН или иной международной организации (ОАЭ, ЛАГ, НАТО и ЕС) в Ливии сегодня не может быть и речи.

Вместе с тем, Россия и Египет опасаясь активизации США в Ливии и непредсказуемости Турции, станут выстраивать диалог с Францией, ФРГ и Италией с целью возобновления Берлинского политического процесса. Соответственно, практическая задача, стоящая перед Францией, ФРГ, Россией, США, Турцией и Египтом – это прекращение поставок ПНС и ЛНА вооружения в рамках оружейного эмбарго; запрет на деятельность ЧВК и переброску наемников из Сирии. После решения данной задачи можно запустить Берлинский политический процесс, поскольку «Каирская инициатива» больше обращена на сохранение статус-кво по линии Запад – Восток.

Тем временем, текущие турецко-российские переговоры срываются. Силы ПНС из Триполи при поддержке Турции замахиваются на город Сирт на северо-востоке Ливии. Параллельно снова намечается обострение в Сирии в районе Идлиба. Ситуативные союзы в зависимости от результатов боевых действий будут сорваны и не раз…

Рауф Раджабов, востоковед, руководитель аналитического центра 3RD VIEW, Баку, Азербайджан

https://cacds.org.ua/?p=9272

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны