«
»
TwitterFacebook

Эндшпиль в Карабахской партии или …?

15 декабря 2021 года Президент Азербайджанской Республики (АР) Ильхам Алиев и Премьер-министр Республики Арсения (РА) Никол Пашинян встретятся на полях саммита «Восточного партнерства» в Брюсселе. Ранее 26 ноября 2021 года в Сочи прошла 3-х сторонняя встреча И.Алиева, Н.Пашиняна и В.Путина, завершившаяся подписанием очередного, уже третьего по счету заявления (первое было подписано 10 ноября 2020 года, а второе – 11 января 2021 года).

Сочинская и Брюссельская встречи взаимосвязаны, хотя и не взаимозависимы. Вероятно, в Брюсселе Н.Пашинян попытается проявить инициативу, поскольку Глава Европейского совета Шарль Мишель продвигает свой мирный план, содержащий пункт о «проведении мирных переговоров для рассмотрения вопроса о статусе Карабаха». «Мягкая сила» ЕС претендует на эффективность, и активность Брюсселя на Южном Кавказе гипотетически позволяет Еревану расширить поле для маневра во взаимоотношениях с АР и РФ.

Однако, в Стокгольме Баку жестко обозначил свои «красные линии», и в Брюсселе этого не могут не учитывать. 2-3 декабря в Стокгольме состоялось 28 заседание Совета министров государств-участников ОБСЕ. Сопредседатели МГ ОБСЕ планировали провести в Стокгольме очередную встречу министров АР и РА. Но за несколько часов до намеченной на 3 декабря т.г. встречи Ереван попытался заострить внимание МГ ОБСЕ на вопросе «статуса» Карабаха. В частности, группа депутатов РА посетила Карабах, тем самым Ереван перешел «красные линии» АР. Баку в ответ на этот пропагандистский шаг Еревана счел не целесообразным проведение в Стокгольме встречи глав МИД двух стран.

Несостоявшаяся в рамках министерской конференции ОБСЕ в Стокгольме встреча глав МИД АР и РА свидетельствует о том, что Баку не намерен обсуждать «статус» Карабаха.

Вместе с тем, параллельно процессу азербайджано-армянского политического урегулирования на российском и европейском треках Баку и Анкара инициировали эффективный процесс привлечения ключевых региональных и внерегиональных игроков к участию в известных и новых международных транспортных коридорах (МТК) и энерготранспортных проектах. Другими словами, Баку и Анкара приступили к реализации платформы 3+3 за счет расширения и углубления этого формата. Речь идет о включении в азербайджано-турецкую инициативу государств Центральной и Южной Азии (Кыргызская Республика (КР), Республика Казахстан (РК), Республика Узбекистан (РУ), Республика Таджикистан (РТ), Туркменистан, Исламская Республика Пакистан (ИРП) и Афганистан).

Выполнять нельзя играть…

После Сочинских договоренностей в официальных заявлениях армянской стороны был вновь поставлен вопрос о статусе Карабаха, который 26 ноября 2021 года не упоминался.

В то время как Баку выполняет договоренности в рамках трех подписанных документов, а невыполнение Ереваном взятых на себя обязательств по вышеуказанным документам ведет к дестабилизации всего Южнокавказского региона.

Позиция Баку заключается в том, что Карабах – это часть АР, и никакой проблемы его статуса нет. Поэтому Ереван пытается перевести обсуждение этого вопроса в плоскость необходимости защиты интересов и безопасности армян Карабаха. Лишь в этом случае возникает поле для большей активности МГ ОБСЕ.

Но Баку уже определился в отношении миссии МГ ОБСЕ – сопредседатели должны заняться имплементацией трех подписанных заявлений АР, РА и РФ от 10 ноября 2020 года, 11 января 2021 года и 26 ноября 2021 года, плюс гуманитарными вопросами.

Логика азербайджано-армянских договоренностей не предполагает предоставление «статуса Карабаху». Баку лишь после признания территориальной целостности АР согласится на диалог о правах армян в Карабахе в составе республики.

В тексте Сочинского заявления говорится о «скорейшем запуске конкретных проектов в целях раскрытия экономического потенциала региона». Де-факто речь идет, в том числе и о запуске «Зангезурского коридора». Очевидно, что в случае торпедирования этих процессов армянской стороной, Баку в силах в сотрудничестве с ИРИ, ТР, РФ и другими странами продвигать запуск этих решений.

«Хорошая мина» при плохом раскладе

В условиях ухудшения макро- и микроэкономических показателей РА, массового оттока трудоспособной части населения республики, а также внутриполитической нестабильности Н.Пашинян вновь повторил тезис о невозможности вхождения Карабаха в состав АР. Тем самым Ереван пытается добиться интернационализации проблемы и признания независимости Карабаха европейскими странами и РФ.

Иными словами, Ереван пытается решить две задачи: сохранение в переговорной повестке вопроса о статусе Карабаха и демаркации госграницы с АР без признания территориальной целостности АР. Этот армянский подход в принципе поддерживают и сопредседатели МГ ОБСЕ, хотя «громче» Вашингтона и Москвы о статусе говорит Париж.

Примечательно, что попытка Еревана вернуть в повестку МГ ОБСЕ тему статуса Карабаха пересекается с инициативой Председателя Европейского Совета Ш.Мишеля, в своем «мирном плане» предложившего Баку и Еревану начать переговоры о статусе Карабаха.

Ш.Мишель не учитывает следующие ключевые факторы: во-первых, стратегия сопредседателей МГ ОБСЕ не работала до Второй Карабахской войны. Тем более не будет она работать после заключенных 3-х соглашений между АР и РА.

Именно в этом контексте и надо учитывать заявление главы МИД Турецкой Республики (ТР) Мевлюта Чавушоглу во время выступления на 28-м заседании Совета министров иностранных дел государств-участников ОБСЕ в Стокгольме: «На Южном Кавказе появилась возможность для устойчивого мира. Сопредседатели МГ ОБСЕ вместе с постоянными членами группы могут внести свой вклад, опираясь на новые реалии».

Как известно, сопредседатели МГ ОБСЕ последнюю редакцию плана урегулирования Карабахского вопроса передали Баку и Еревану в июне 2019 года. На 1-м этапе предусматривалось возвращение АР 5 районов, на 2-м этапе – 2 районов в обязательной увязке с определением статуса Нагорного Карабаха, в том числе предложения предусматривали следующее: «определение окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем проведения в сроки, согласованные сторонами, под эгидой ООН или ОБСЕ всенародного голосования, выражающего свободное волеизъявление населения Нагорного Карабаха и имеющего юридически обязывающий характер в соответствии с нормами и принципами международного права». При этом формулировки вопроса или вопросов, выносимых на голосование, не будут ничем ограничиваться, а любой результат будет уважаться сторонами. Однако, Ереван отверг этот вариант мирного урегулирования Карабахского вопроса со всеми вытекающими последствиями для армянской стороны.

Во-вторых, Ереван осознает, что объединение РА и Карабаха в единое армянское государство, бывшее национальной армянской идеей на протяжении более 100 лет, сегодня не считается приоритетным для большинства жителей республики. Карабахская проблематика больше не считается вопросом №1 в армянской политике.

В-третьих, «мирный план» Ш. Мишеля опасен для самого ЕС, поскольку Баку может, как минимум, значительно минимизировать участие АР в программе «Восточного партнерства». АР не зависит от финансовой помощи ЕС, как РА. (Брюссель обещал Еревану предоставить финансовую помощь в объеме 2,6 млрд. евро).

Можно констатировать, что Карабахская инициатива Ш.Мишеля – не реализуема на практике. Скорее всего Ш.Мишель, исходя из долгосрочных интересов ЕС в отношении Кавказо-Каспийского региона, будет стремиться способствовать созданию инвестиционных условий для осуществления инфраструктурных проектов на Южном Кавказе. ЕС заинтересован в стабильности в регионе Южного Кавказа, ключевого с точки зрения диверсификации поставок энергоносителей в Европу и обеспечения ее энергетической безопасности. Поэтому, вероятно, в Брюсселе 15 декабря 2021 года АР и РА призовут разблокировать все транспортные артерии Южного Кавказа.

Кроме того, в Брюсселе, вероятно, будут обсуждаться гуманитарные вопросы, по которым стороны могут добиться результата. Речь идет о налаживании прямых азербайджано-армянских отношений в рамках Программы «Восточного партнерства».

Более того, в Сочинских решениях вопрос военнопленных не вошел в текст итогового заявления. Следовательно, Ш. Мишель может решить данный вопрос. К примеру, АР и РА при посредничестве Брюсселя могут достичь освобождения армянских военнослужащих, задержанных в декабре 2020 в Гадруте (осуждены в АР по обвинению в незаконном переходе границы). Прямые связи Брюсселя с Баку и Ереваном уже помогли осуществить июньский обмен 15 армянских военнопленных на карты установленных армянами мин на освобожденных АР территориях.

И Баку в этом вопросе поддерживает усилия ЕС. В этом случае выигрывают все: АР, РА и ЕС, т.к. добиваются конкретного результата.

Весы…

Реализация решений всех трех подписанных Баку и Ереваном заявлений открывает путь для всеобъемлющего урегулирования армяно-турецкого векового противостояния. Баку не препятствует процессу примирения между РА и ТР. Азербайджано-турецкие межгосударственные отношения регулирует Шушинская декларация. Что касается связки нормализации армяно-турецких отношений с урегулированием азербайджано-армянских межгосударственных отношений (своего рода весы), то Вторая Карабахская война расставляет все точки над «и» в рамках национальных интересов АР.

Анкара по армянскому вопросу придерживается следующих приоритетов: окончательное разрешение азербайджано-армянского межгосударственного конфликта; отказ Еревана от международного признания «геноцида армян» и исключение этого вопроса из числа внешнеполитических приоритетов РА; правовое признание армяно-турецкой границы со стороны РА.

В свою очередь Ереван рассматривает урегулирование межгосударственных отношений с Анкарой с точки зрения логики, утвержденной в начале 1990-х годов 20-го века, считая, что Карабахский вопрос был единственным препятствием для нормализации отношений…

На этом фоне ряд стран, признавшие «геноцид армян», делают это не потому, что Ереван активен, а в силу собственных интересов во взаимоотношениях с Анкарой. Поэтому в Анкаре считают, что заявления о «геноциде» относятся не к прошлому, а к сегодняшнему дню. Другими словами, как говорят в турецких политических и экспертных кругах: ««геноцид – это не то, что происходило в прошлом, а то, что происходит сейчас на международной арене». Поэтому Р.Т.Эрдоган неоднократно предлагал создать международный комитет историков, который будет состоять из людей разных взглядов, чтобы обсудить этот вопрос. Лишь в этом случае можно добиться деполитизации истории.

И всё-таки благоприятные факторы политического урегулирования армяно-турецких межгосударственных отношений присутствуют. О международном признании «геноцида» и о наличии данного вопроса в числе нынешних внешнеполитических приоритетов РА Ереван в последнее время почти не упоминает. Хотя, в одобренной недавно программе Правительства РА зафиксировано, что «повестка международного признания Геноцида армян должна служить укреплению системы гарантий безопасности Армении, и этот вопрос будет в числе приоритетов правительства».

Кроме того, РА важна как транзитная страна, по которой Анкара сможет связаться с Баку и далее в ЦА, Афганистан, ИРП и КНР. Для Анкары маршрут через РА имеет значение, в том числе и для развития северо-восточных областей ТР. Данные районы представляют собой экономически наиболее отсталые провинции ТР (Карс, Ардаган, Артвин, Игдыр, Ризе).

Для Еревана маршрут через ТР позволит выйти в Сирию и Ливан, где может сформироваться важный для РА рынок. Проблема в том, что в РА нет транспортных инфраструктур, соответствующих международным стандартам, поскольку полностью отсутствует железная дорога на некоторых отрезках, что снижает привлекательность республики как транзитной страны со всеми вытекающими последствиями.

Касательно армяно-турецкой границы у Еревана нет возражений. Как заявил премьер-министр РА в ходе обсуждения программы Правительства в парламенте 24 августа т.г., повестка уточнения границ существует только в отношении бывших советских соседей, поскольку, по словам Н.Пашиняна, вопрос границ с ИРИ и ТР был решен во времена Советского союза.

Значительное число армянских аналитиков и представителей власти РА (за исключением Н.Пашиняна – по крайней мере, в публичном формате) придерживаются мнения, что Ереван должен добиваться нормализации отношений с Анкарой один на один, без участия РФ. Москве выгодно быть посредником в налаживании отношений между АР и ТР, поскольку роль посредника в урегулировании конфликта повысит роль РФ с точки зрения влияния на российско-турецкие отношения с учетом военного баланса на Южном Кавказе. Армяно-турецкая граница является в региональном значении русско-турецкой границей. Хотя, посредничество Москвы в процессе заключения соглашения между Анкарой и Ереваном может нейтрализовать давление радикальной оппозиции на власти РА.

Поскольку Еревану и ряду другим странам не удалось развалить азербайджано-турецкий военно-политический альянс, армянская сторона пытается при помощи Москвы урегулировать межгосударственные отношения с ТР.

Анкаре же выгодна нормализация отношений с РА в рамках предложенной ею «платформы». Другими словами, армяно-турецкое урегулирование будет проходить не в 3-х стороннем формате ТР-РФ-РА, а многостороннем (но без посредничества в кремлевской логике).

Платформа устойчивого развития Кавказо-Каспийско-Центрально-Азиатского региона

В Москве 1 декабря т.г. состоялась встреча рабочей группы под руководством вице-премьеров АР, РА и РФ, на которой обсуждался вопрос разблокировки. Но Баку и Еревану пока не удалось договориться. Однако, ошибочно предполагать, что позиции АР и РА в вопросе разблокировки региональных коммуникаций диаметрально противоположные. Ереван, открыв для АР дорогу через Сюникскую область РА, взамен получит маршрут по азербайджанской территории, помимо турецкого маршрута, в направлении ИРИ, РФ и Центральной и Южной Азии, а также Китайской Народной Республики (КНР).

Следует иметь ввиду, что Южно-Кавказский регион входит в китайскую инициативу «Один пояс – один путь». Пекин поддерживает азербайджано-грузино-турецкий проект «Среднего коридора», призванный соединить КНР с Европой через РК, Каспийское море, АР, Грузию и ТР, в том числе используя железную дорогу Баку – Тбилиси – Карс (БТК).

В декабре 2020 года первый товарный поезд из Стамбула прибыл в китайский город Сиань, пройдя через ТР, Грузию, АР, Каспийское море и РК. Другими словами, «Зангезурский коридор» – это часть маршрута КНР-РК-Каспийское море-АР-РА-ТР-Европа.

На этом фоне Президент АР И.Алиев презентовал проект «Зангезурского коридора» на XV саммите глав государств Организации экономического сотрудничества (ОЭС), который прошел 28 ноября т.г. в столице Туркменистана Ашхабаде. По словам И.Алиева, «Зангезурский коридор» станет важной частью коридоров Восток-Запад и Север-Юг». И.Алиев выразил уверенность, что страны ОЭС воспользуются возможностями «Зангезурского коридора». «Зангезурский коридор» наряду с другими новыми транспортные проектами в Евразии упомянул в своем выступление в Ашхабаде на саммите ОЭС Президент ТР Реджеп Тайип Эрдоган. По его словам, эти проекты на первом этапе соединят свыше 500 млн. населения ряда стран общей площадью 8 млн. кв. км и дадут товарооборот свыше 100 млрд. долл. На следующем этапе подключатся КНР и РФ, что увеличит в несколько раз все вышеприведенные цифры.

Как подчеркнул в своем выступлении Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов, в числе важнейших приоритетов ОЭС находится развитие сотрудничества в транспортной и энергетической сферах. И в рамках крупных инфраструктурных проектов ОЭС особое внимание уделяется активизации транспортно-транзитного сообщения по линиям Восток-Запад и Север-Юг, в частности, созданию транспортных коридоров Узбекистан-Туркменистан-ИРИ-Оман, а также Афганистан-Туркменистан-АР-Грузия-ТР.

Примечательно, что Президент ИРИ Эбрагим Раиси на саммите заявил, что Тегеран поддерживает территориальную целостность АР, а также считает выгодным для себя открытие «Зангезурского коридора». Ведь Баку, Ашхабад и Тегеран предприняли реальный шаг по согласованным действиям в энергетической сфере в направлении ЕС.

Ранее, по итогам состоявшихся 22 ноября 2021 г. в Тегеране переговоров с вице-премьером АР Шахином Мустафаевым, Тегеран и Баку договорились о своповых поставках природного газа в АР через ИРИ из соседних стран, включая Туркменистан. А 28 ноября 2021 года в рамках Саммита глав государств-членов ОЭС АР, ИРИ и Туркменистан в Ашхабаде подписали 3-х стороннее соглашение о своповых поставках природного газа.

Трехстороннее соглашение в перспективе позволит Ашхабаду поставлять туркменский природный газ в Европу по Южному газовому коридору. Туркменский природный газ дешевый по себестоимости, высокого качества, в нем серы мало в отличии от российского и т.д. Речь идет о TANAP. Однако, это соглашение не снимает с повестки строительство Транскаспийского трубопровода. Напротив, деполитизирует этот энерготранспортный вопрос. Ведь прокачка туркменского природного газ в АР через иранскую трубопроводную сеть в будущем позволит Ашхабаду увеличить объемы экспорта в Европу. Кстати, Тегерану также выгодна перспектива подключения ИРИ к Южному газовому коридору.

Другими словами, именно параллельный процесс предполагает установление в Кавказо-Каспийском регионе долгосрочной стабильности, поскольку формируется неделимая система региональной безопасности.

 

Выводы

  1. Устойчивый мир в регионе Южного Кавказа наступит с подписанием всеобъемлющего мирного договора между АР и РА, четко делимитирующий азербайджано-армянскую госграницу. Лишь в этом случае возникнут благоприятные условия для реализации проектов по развитию коммуникаций, предусмотренных подписанными соглашениями.
  2. Договоренности обязывают Ереван пойти в самое ближайшее время на прямые переговоры с Баку по демаркации и делимитации госграниц, а также предпринять реальные шаги по открытию «Зангезурского коридора». В противном случае, Баку в одностороннем порядке имеет правовые основания вернуть свои анклавы, оккупированные Ереваном в начале 1990-х годов. Так, в Нахчыванской Автономной республике (НАР) это село Кярки, а также 7 сел в Газахском районе АР, а также некоторые участки в Гедабекском и Товузском районах республики. Тем самым Баку приступит к делимитации и демаркации азербайджано-армянской госграницы.

Рауф РАДЖАБОВ, востоковед, руководитель аналитического центра 3RD VIEW, Баку, Азербайджан

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (17)