«
»
TwitterFacebook

«Ливийский кризис и столкновение интересов глобальных и региональных игроков»

Cначала об исходных данных, определяющих главные проблемы ливийского кризиса:
Во-первых, это непримиримая борьба за власть в Ливии между премьер-министром Правительства национального согласия (ПНС) в Триполи Файезом ас-Сарраджем и командующим Ливийской национальной армией (ЛНА) в Бенгази Халифом Хафтаром. Первого поддерживает Турция, Катар, Алжир, Тунис, Италия. Х.Хавтар опирается на поддержку Египта, Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), Королевства Саудовская Аравия (КСА), Иордании, России, Франции, Израиля и США. Х.Хафтар настаивает на допуске ЛНА в Триполи, а Ф.ас-Саррадж требует отвода ЛНА на позиции, которые они занимали до 4 апреля 2019 года (тогда Х.Хафтар дал приказ наступать на ливийскую столицу).
Во-вторых, это вопрос будущего влияния глобальных и региональных игроков на Триполи. Следует учитывать, что Ливия после закрытия балкано-турецкого маршрута – главный миграционный центр. Потоки мигрантов усиливают правых и вносят раздор в ЕС, что негативно сказывается на панъевропейском германо-французском тандеме. Кроме того, если России и Турции удастся достичь консенсуса по принуждению Х.Хафтара и ас-Сарраджа к миру и созданию 3-х стороннего (Россия, Турция и Ливия) механизма управления нефтью и природным газом, то Кремль и официальная Анкара получат доступ к газопроводу, экспортирующему природный газ в Европу со всеми вытекающими последствиями.
Арабо-турецкое противостояние и природный газ
На сегодня по решению ливийского кризиса не представляется возможным консенсус между региональными странами (Египет, КСА, ОАЭ, Алжир, Тунис, Катар) и глобальными игроками (Франция, Италия, США, Россия, Турция, Израиль). Поэтому реализация решений Берлинской конференции маловероятна. Как сказала Канцлер Германии Ангела Меркель 13 декабря 2019 года в Брюсселе, конфликт в Ливии – это «война через посредников», война чужими руками.
Ливийский кризис привел к обострению арабо-турецкого геополитического и цивилизационного противостояния. Об этом свидетельствует обращение парламента арабских стран. Парламент арабских стран призвал СБ ООН, ПАСЕ, НАТО и другие влиятельные международные организации прекратить военное вмешательство Турции в Ливию. Парламент арабских стран подчеркнул, что военное вмешательство Турции еще больше осложняет ситуацию в Ливии, усиливает раскол и разногласия между ливийскими сторонами, способствует продлению конфликта, подрывает мирные усилия, препятствует политическому урегулированию, дестабилизирует регион и угрожает безопасности соседних стран и национальной безопасности арабских государств.
Подписание Меморандума о взаимопонимании по демаркации морских зон в Восточном Средиземноморье между ПНС во главе с Ф. ас-Сарраджем и Турцией способствовало возникновению и усилению в регионе Восточного Средиземноморья антитурецкой коалиции, которая включает Египет, Грецию, Республика Кипр, Израиль и Иорданию. Данная коалиция была создана на «Газовом форуме стран Восточного Средиземноморья», на который Турцию не пригласили.
Ранее Израиль, Греция и Республика Кипр подписали в Афинах соглашение о создании газопровода стоимостью $6 млрд. для экспорта природного газа из Израиля и Республики Кипр в Грецию и Италию, а также в другие европейские страны. Эта сделка не в интересах Турции, поскольку официальная Анкара стремится сохранить за собой статус энергетического хаба Европы.
Соглашение о морской границе между Турцией и ПНС нейтрализует энергетические и газовые проекты Израиля, Республики Кипр, Греции и Египта в Восточном Средиземноморье. Ливия обладает запасами нефти и природного газа, которые составляют 48 млрд. баррелей нефти (суточная добыча 1 млн. баррелей) и 1,5 трлн. куб. м. газа.
По словам турецких официальных лиц, это соглашение призвано соединить общую турецкую и ливийскую морскую зону, что, с одной стороны, изолирует Израиль и Египет, а с другой, Сирию, Кипр, Грецию и Европу.
Региональные страны и ЕС вряд ли позволят официальной Анкаре реализовать турецкую стратегию, ведущую к радикальному изменению сложившегося энергетического баланса сил в регионе. ЕС решительно осудил этот шаг Турции, пообещав наказать официальную Анкару. Скорее всего, официальный Брюссель предпримет в отношении Турции жесткие экономические шаги.
Остановить нельзя, продолжать…
Участники Берлинской международной конференции по Ливии договорились о всеобъемлющем плане урегулирования конфликта. По словам канцлера Германии Ангелы Меркель, удалось согласовать эмбарго на поставки оружия сторонам конфликта, также будет усилен мониторинг выполнения такого решения.
Полное прекращение огня идет вразрез с интересами ЛНА, которая имеет преимущество в военном противостоянии с ПНС. Х.Хафтар контролирует 90% ливийской территории, поэтому командующий ЛНА отказался подписывать итоговый документ Берлинской конференции. Х.Хафтар возобновит и продолжит штурм Триполи, дождавшись удобного момента.
Противоборствующие страны будут наращивать свое военное присутствие в Ливии.
Президент Турции Реджеп Таййип Эрдоган заявил, что официальная Анкара направила в Ливию военных советников и инструкторов, но не отправляла туда войска. Напомним, что 28 ноября 2019 года в Стамбуле было подписано соглашение о военном сотрудничестве между Турцией и ПНС Ливии, которое предусматривает обучение, подготовку, структурирование юридической базы, а также укрепление отношений между военными двух стран. Вслед за этим официальная Анкара направила в Ливию для усиления исламистской военизированной группировки ПНС около 3 тысяч бойцов поддерживаемой Турцией сирийской вооруженной оппозиции.
Турция перебросила в район аэропорта Маитига в Триполи ЗРК MIM-23 Hawk, а также РЛС AN/MPQ-64 Sentinel 3D. Вероятно, они обслуживаются турецкими военнослужащими. Официальная Анкара усилила ПВО формирований ПНС. Усиление средств ПВО ПНС может осложнить положение ЛНА, чьим главным преимуществом является превосходство в воздухе над противником.
Р.Т.Эрдоган отметил, что не намерен садиться за общий стол переговоров с главнокомандующим ЛНА Х.Хафтаром, т.к. считает его «террористом». Такая непримиримая позиция президента Турции подрывает возможности для реального мирного урегулирования в Ливии.
Подобный шаг Турции вызвал открытое негодование со стороны поддерживающих Х.Хафтара и ЛНС стран, среди которых Египет, ОАЭ, КСА и Франция. На этом фоне Египет и КСА в качестве ответной меры могут перебросить в Ливию на помощь ЛНА Х.Хафтара бронетехнику, боевые самолеты, а также разместить у ливийского побережья ВМС Египта. Х.Хафтар уже объявил «священную войну» прибывшим в Ливию турецким войскам во время выступления в Бенгази. Х.Хафтар также распорядился провести всеобщую мобилизацию для противостояния «османской колонизации».
ЛНА сообщила о сбитом ею турецком дроне, вылетевшем с военно-воздушной базы Маитика и пытавшемся нанести удар по одному из подразделений армии, дислоцированном в Тараблусе. БПЛА был сбит при помощи средств ПВО. В результате же авиационных ударов ВВС ЛНА в районе Абу-Курьян, юго-восток от Мисураты, был поражен ряд локаций сил ПНС. Через ливийский порт Мисураты ведутся поставки турецкой военной техники для исламистских группировок, составляющих основу лояльных ПНС формирований. Особая важность для ПНС порта Мисураты объясняется тем, что ПНС не имеет собственных вооруженных сил, поэтому вынуждено опираться на исламистские военизированные группировки в Триполи и Мисурате, а также получать для них помощь Турции и Катара.
Задача союзников Х.Хафтара содействовать появлению легитимного правительства в Ливии, где интересы Египта, КСА, ОАЭ, Греции, Республики Кипр, Израиля, Франции и России будут учтены. Х.Хафтар должен (по его логике) взять Триполи и выдавить из страны «Братьев-мусульман», за которыми стоят Турция, Катар, Алжир и Тунис.
ЛНА пока не в состоянии овладеть Триполи, но в начале января т.г. она захватила третий по величине город и важнейший порт Сирт, который служит важной базой для наступления на Триполи. Неподалеку от города находится авиабаза Кардабия, также захваченная силами Х.Хафтара. Взятие ЛНА порта Сирт усложнило официальной Анкаре переброску живой силы и боевой техники. Более того, переход порта Сирт под контроль ЛНА создал угрозу Мисурате, перед которой Х.Хафтар в конце декабря 2019 года поставил ультиматум о выводе городских формирований из Триполи. ЛНА ведет подготовку к наступлению на Мисурату. ЛНА уже вышли к Мисурате на расстояние 120 км.
«Бригады Мисураты» считаются наиболее боеспособной частью формирований ПНС, ведущих оборону Триполи. Поэтому Х.Хафтар стремится вплотную подойти к Мисурате, что вынудит исламистов покинуть Триполи и защищать город. В таком случае Х. Хафтар решит главную задачу – Триполи перейдет под контроль ЛНА.
В отличие от лидера ПНС Ф.ас-Сарраджа, глава ЛНА Х.Хафтар пользуется поддержкой целого ряда стран, что дает ему возможность маневрировать. Тем более что Египет, КСА и ОАЭ считают, что Х. Хафтар еще может победить в ливийской гражданской войне. Тем более что уступки ас-Сарраджа недостаточны.
Египет, КСА, ОАЭ, Франция, Россия, считают, что Хафтар сможет обуздать исламистов, которые обосновались в Ливии при слабом правительстве в Триполи и станет светским военным правителем, готовым развивать вместе с союзниками нефтегазовый сектор Ливии.
Российско-турецкий гамбит
Растущая роль России в Ливии угрожает геополитическому влиянию ЕС в южном Средиземноморье. К примеру, проложить газопровод в Европу, не советуясь с Турцией, будет гораздо сложнее.
Активность Р.Т.Эрдогана на ливийском направлении преследует стратегические цели Турции, поскольку официальная Анкара считает Ливию частью турецкой сферы геополитического влияния в восточном Средиземноморье, а также важным экономическим партнером в Северной Африке.
Вместе с тем, Берлинский меморандум предотвратил отправку в Ливию регулярных армейских частей, что облегчило ситуацию для Москвы. В противном случае военно-политического столкновения между Россией и Турцией по Ливии не избежать.
Активность России в Северной Африке предполагает давление официальной Москвы на Запад. Официальная Москва надеется создать на ливийском побережье базу ВКС и ВМФ России, а также вернуть российские нефтегазовые госкомпании, работавшие в Ливии при М.Каддафи. Возможная военная база России в Ливии – это создание угрозы южному флангу НАТО и отслеживание кораблей 6-го флота США в Средиземном море.
Однако Россия и Турция не могут стать главными игроками на Ближнем Востоке и Северной Африке и не в силах самостоятельно решить ливийский кризис, поскольку в конфликт вовлечены глобальные и региональные игроки с разновекторными интересами. Россия и Турция не могут договориться о будущем Ливии, использовав для этого американо-иранскую напряженность и сирийский кризис, которая отвлекает от ливийского кризиса большинство других стран.
В частности, Х.Хафтар при помощи большинства арабских стран намерен изгнать Турцию из Триполи. Он стремится установить единоличную власть в Ливии. Кроме того, Египет, КСА, ОАЭ, Израиль враждебно настроены против власти «Братьев-мусульман» в Триполи, связанных с правящими режимами в Катаре и Турции.
Россия, помимо частной военной компании (ЧВК) «Вагнера», с целью повлиять на исход ливийской гражданской войны поставляет через Египет ЛНА боевые самолеты, ПВО и артиллерию. Однако здесь официальная Москва не может открыто заявить о том, что Россия поддерживает легитимное правительство Ливии, как в Сирии.
Исходя из неустойчивой позиции России в Ливии, официальная Москва не ставит однозначно на Х.Хафтара. Кремль формально признает правительство в Триполи. С ас-Сарраджем Президент России Владимир Путин встречался официально в октябре 2019 года, когда премьер-министр ПНС приезжал на саммит «Россия – Африка» в Сочи. С Х.Хафтаром В.Путин, кстати, в двустороннем формате официально не встречался.
Тем не менее, официальная Москва делает ставку на победу Х.Хафтара в борьбе за власть в Ливии. Х.Хафтар контролирует все крупные месторождения нефти в Ливии. К примеру, месторождение Гадамес на севере Ливии осваивается российским предприятием «Татнефть». Официальная Москва стремится закрепиться в нефтяном секторе Ливии, что позволит России усилить свое влияние на энергетическом рынке Европы. Кроме того, этот ресурс Россия может задействовать и для решения геополитических вопросов.
Выводы
1.Мир в Ливии возможен лишь при двух условиях: либо глобальные и региональные игроки достигают полного консенсуса по будущему страны, либо Х.Хафтар под давлением союзников откажется продолжать бои за Триполи и подпишет соглашение с ПНС о перемирии без предварительных условий.
2.Если правительство ПНС в Триполи окажется в безвыходной ситуации, Турция может пойти на прямое участие в военных действиях. В таком случае кипрский сценарий весьма вероятен, что приведет к расколу Ливии. Однако на фоне угрозы жестких политико-экономических санкций в отношении Турции официальная Анкара может обменять свою поддержку проигрывающей стороны в лице Ф. ас-Сарраджа на признание турецких претензий в Восточном Средиземноморье. Турцию интересуют месторождения нефти и природного газа в восточной части Средиземного моря.

Рауф Раджабов, востоковед, руководитель аналитического центра 3RD VIEW, Баку, Азербайджан

Рауф РАДЖАБОВ: «Ливийский кризис и столкновение интересов глобальных и региональных игроков»

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны