«
»
TwitterFacebook

«Противостояние Ирана и США – игра с неизвестной суммой успеха»

Дестабилизация общественно-политической ситуации в Исламской Республике Иран (ИРИ) на самом деле носит краткосрочный характер.

Дело в том, что вероятность военного захвата власти в Тегеране – это больше из области теории, нежели практики. Например, показательно, что провинции ИРИ, населенные этническими азербайджанцами и курдами (более 40% населения страны) не поддержали протестующих. Хотя, уровень жизни в провинциях ИРИ, населенных азербайджанцами и курдами, как правило, ниже, а социальные проблемы, включая безработицу – острее. Учитывая, что КСИР – реальная военная сила в ИРИ, попытка военного переворота там закончится большими человеческими потерями среди этнических меньшинств – азербайджанцев и курдов.

Официальный Тегеран продолжит проводить гибридную военно-политическую стратегию, чтобы сохранить сформированный в течение последних лет жизненно важный для ИРИ «шиитский полумесяц»: Тегеран – Багдад – Дамаск – «Хезболлах» на фоне усилий США и их союзников по сокращению политического и экономического влияния иранской стороны в регионе Ближнего и Среднего Востока.

Для сохранения стратегических позиций в Сирийской Арабской Республике САР, Ираке и Ливане иранская сторона будет и дальше полагаться на КСИР, Аль-Кудс и шиитские военные группировки, на содержание которых ежегодно расходует примерно 7 млрд. долларов США. Следует отметить, что в САР и Ираке шиитские военные группировки, в том числе «Хезболлах» и «Катаиб Хезболлах», КСИР и Аль-Кудс получили ценный боевой опыт с использованием американских и российских современных образцов вооружения и боевой техники, которые они приобрели.

Иранская военная стратегия

В ИРИ насчитывается несколько миллионов беженцев из числа афганцев и пакистанцев. В основном это афганские и пакистанские хазарейцы – шииты, среди которых КСИР вербуют боевиков для войны в САР. Они образовывают две бригады: «Фатимиюн» – с афганскими хазарейцами, и «Зайнабиюн» – с пакистанскими соответственно. На этом фоне из рядов палестинских беженцев в САР официальный Тегеран создал бригаду «Лива аль-Кудс». Следует отметить, что большинство шиитских группировок вошли в систему государственной безопасности САР.

В Ираке официальный Тегеран создал «Хашд аль-Шааби» (Силы народной мобилизации /СНМ/) численностью до 120 тысяч бойцов, образовавших около 60 шиитских формирований. Официальный Тегеран руководит, по меньшей мере, 44-мя из этих 60 шиитских формирований, остальные же находятся в ведении влиятельного иракского шиитского богослова аль-Систани или аффилированы с радикальным лидером иракских шиитов Муктадой ас-Садром. После победы над ИГИЛ в Ираке часть шиитских военизированных формирований вошли в систему иракской государственной безопасности.

В противостоянии с Израилем официальный Тегеран делает ставку на ливанское шиитское движение «Хезболлах». Поэтому для Израиля самую большую опасность представляет «Хезболлах» и военно-политическое присутствие ИРИ в САР (особенно в районе Голанских высот). Кроме того, на территории САР официальный Тегеран развернул несколько военных баз, доставил свои новые беспилотники, которые кроме сбора разведданных, способны уничтожать важные объекты в тылу противника.

Можно предположить, что ЦАХАЛ продолжит периодически наносить ракетные удары по складам, инфраструктуре и объектам «Хезболлах» и КСИР на территории САР. Ведь с помощью «Хезболлах» и через поставку новых образцов оружия, техники, ракет официальный Тегеран оказывает военное давление на Израиль, что позволяет иранской стороне укреплять позиции – как «Хезболлах», так и ИРИ со всеми вытекающими последствиями для Израиля.

Что касается противостояния ИРИ с Королевством Саудовская Аравия (КСА), то оно наблюдается в Йемене, САР, Ливане и Ираке. Очевидно, что иранская сторона продолжит поставки ракет и других видов современного оружия и боевой техники – как и инструкторов из рядов «Аль-Кудс» и «Хезболлах» – движению хуситов Ансар Аллах в Йемене, что позволит им успешно бороться против армии коалиции «Щит полуострова» в главе с КСА. Ведь официальный Тегеран вовлек КСА и коалицию в кровопролитную войну в Йемене, которую саудиты при нынешних раскладах пока не могут выиграть в принципе.

Американский ответ 

Иранская сторона не в силах предотвратить создание американских военных баз на постоянной основе в САР, Ираке и Йемене, которые будут использованы против ИРИ в рамках выдавливания официального Тегерана из вышеуказанных стран. Поэтому вряд ли официальный Тегеран – на фоне больших затрат на ведение гибридной военно-политической стратегии – сумеет реанимировать выгодный для себя 3-х сторонний меморандум о строительстве газопровода ИРИ – Ирак – САР (был подписан в иранском Бушере 25 июня 2011 года). Трубопровод с проектной мощностью 40 млрд. куб. м ежегодно планировалось ввести в строй до 2016 года. Правда, официальные власти ИРИ и Ирака недавно заявили о намерении расширить сотрудничество, подписав новое соглашение по поставкам иранского природного газа для расположенных на юге Ирака электростанций. Но, США, Израиль и КСА не допустят строительства вышеуказанного газопровода, отвечающего энергетическим интересам ИРИ, Ирака, САР, Турецкой Республики (ТР) и ЕС.

Д.Трамп сделал заявление, что монархиям Персидского залива нужно профинансировать содержание американских сил в САР или самостоятельно приступить к обеспечению безопасности зоны, находящейся сейчас под контролем США в САР. В ответ Эр-Рияд выступил с инициативой создания арабских сил, которые должны будут войти на территорию САР для гарантии ее безопасности и борьбы с терроризмом. В состав арабской коалиции могут войти КСА, ОАЭ, Иордания и Египет. Суммарно арабская коалиция может выставить группировку, превосходящую проиранские силы в САР. Лишь Катар пока не соглашается пойти на конфронтацию с Тегераном, а Оман всегда воздерживался от прямых антииранских акций.

Вместе с тем, США не намерены уходить из САР, оставляя за собой контроль и присутствие в стране. Поэтому Вашингтон обратился к КСА, Катару и ОАЭ с просьбой предоставить миллиарды долларов США на восстановление инфраструктуры северо-восточной и южной части САР.

Очевидно, что арабская коалиция будет координировать свои действия и с Израилем, т.к. она создается с целью нейтрализации ИРИ в САР, Ираке, Йемене, Секторе Газа и Ливане.

Можно предположить, что Израиль может войти в арабскую коалицию против ИРИ, поскольку у США, КСА и Израиля имеется общий приоритет – нейтрализация ИРИ. Тем более что у Египта с Израилем, так же, как и у Иордании с Израилем, имеются мирные договоры.

Кроме того, Израиль намерен продать КСА систему ПВО «Железный купол». Эр-Рияду комплекс нужен для защиты городов КСА от ракетных обстрелов йеменских повстанцев-хуситов. Сделка по продаже ПВО «Железный купол» на стадии завершения. Эр-Рияд также проявил заинтересованность в покупке систем активной противотанковой защиты, установленных на танках «Меркава». Более того, по словам высокопоставленного чиновника израильской военной организации iHLS («Национальная безопасность Израиля»), правительство Израиля начало продавать информацию КСА о разработке ядерного оружия. Следует отметить, что организация iHLS частично финансируется американской компанией – оружейным гигантом Raytheon, которая занимается производством оружия.

Иными словами, вышеуказанная стратегия США позволит решить следующие стратегические задачи: передача сирийских курдов под контроль арабов и Израиля; вывод ТР из коалиции с РФ и ИРИ; усиление лидирующей роли Вашингтона – как в САР, так и в регионе Ближнего Востока. На этом фоне участие Израиля в арабской коалиции поднимет престиж еврейскому государству в мусульманском мире, т.к. Израиль де-факто станет союзником арабов. Кроме того, если ИРИ и не потерпит военного поражения, то она будет сильно ослаблена с военной точки зрения. Тем самым, США, Израиль и КСА добьются того, что Тегеран утратит свои позиции в САР, Ливане, Ираке, Йемене и в Секторе Газа.

Политические и экономические причины союза между КСА и Израилем  

Официальные власти Израиля и КСА сотрудничают по широкому спектру международных вопросов, в том числе военной поддержке национальных и региональных интересов обеих стран на фоне твердого намерения нейтрализовать ИРИ в регионе Ближнего Востока. Речь идет об обмене между Израилем и КСА разведывательной информацией, военно-политического давления двух стран на ИРИ в САР и Йемене, продаже израильского военного оборудования КСА (в том числе БПЛА).

Следует отметить и о наличии между еврейским государством и официальным Эр-Риядом договоренности о предоставлении воздушного пространства КСА для нанесения через него ракетно-бомбовых ударов ВВС Израиля по стратегическим объектам на иранской территории. И направление ракетно-бомбовых ударов по ИРИ через территорию КСА рассматривается израильскими военными в числе основных

На фоне иранской угрозы, у Израиля и КСА имеется общая цель по свержению режима Президента САР Башара аль-Асада, военно-политического разгрома хуситов в Йемене и ливанского шиитского движения «Хезболлах» – союзников официального Тегерана.

Кстати, еврейское государство и официальный Эр-Рияд также солидарны и в отношении недопустимости усиления геостратегических позиций общего геополитического противника Израиля и КСА – ТР. Ведь официальная Анкара на фоне выхода США из СВПД со всеми вытекающими политическими и экономическими последствиями для ИРИ отказалась свернуть свое военно-политическое и экономическое сотрудничество с официальным Тегераном.

Ракетно-ядерная программа ИРИ считается реальной угрозой национальной безопасности Израиля, поскольку иранские баллистические ракеты, снабженные ядерными боеголовками, могут нанести непоправимый ущерб еврейскому государству. Притом что сегодня Израиль является единственной страной Ближнего Востока с ядерным оружием, хотя официальные власти Израиля этого и не признают. Очевидно, что наличие ядерных ракет у ИРИ нарушит этот баланс, и выведет официальный Тегеран в региональные лидеры Ближнего Востока со всеми вытекающими геополитическими последствиями.

Иными словами, союз Израиля и КСА сформирован для ведения войны против ИРИ.

Ведь на фоне текущей военно-политической ситуации в САР, Ираке, Йемене и Ливане в ходе шиитско-суннитского геополитического противостояния КСА терпит поражение. И Израиль, считающийся врагом шиитского ИРИ, воспринимается КСА в качестве естественного союзника в борьбе с ИРИ. Тем более что официальный Вашингтон – союзник и партнер Израиля, проводит жесткую антииранскую политику и призывает к силовому сценарию против ИРИ.

Поэтому официальный Эр-Рияд (на фоне создания двух «шиитских полумесяцев», первый из которых идет из ИРИ через Ирак и САР в Ливан, а второй – через Персидский залив, Бахрейн и Йемен к Красному морю) де-факто отказался от поддержки нынешнего руководства Палестины. Сделано это в обмен на то, что США и Израиль поддержат действия КСА против ИРИ, «Хезболлах» и хуситов. Закономерно, что официальный Эр-Рияд на фоне переноса посольства США из Тель-Авива в западную часть Иерусалима не осудил действия США и Израиля.

Кроме того, КСА в настоящее время сталкивается с серьезными экономическими трудностями, и поэтому нуждается в ссудах от МВФ и от ВБ. А без официального признания Израиля КСА кредитов не получит, поскольку это является одним из условий их утверждения со стороны МВФ и МБРР.

Последствия сотрудничества Израиля и КСА против ИРИ

В ходе недавних массированных ракетно-бомбовых ударов израильские ВВС практически полностью разрушили иранскую инфраструктуру в САР. Очевидно, что Израиль не потерпит никакого иранского военно-политического присутствия в САР. Израиль стремится предотвратить закрепление ИРИ и «Хезболлах» в САР, особенно в районах сирийско-израильской границы вблизи Голанских высот. Притом, что Израиль ограничил свои удары САР, не затрагивая шахтные пусковые установки ИРИ и «Хезболлах» в Ливане.

Однако в рамках вышеуказанного израильско-саудовского соглашения ВВС еврейского государства получили право временного базирования на авиабазах КСА. Военно-транспортные самолеты ВВС Израиля уже были замечены в КСА за разгрузкой боеприпасов, которые в случае войны с ИРИ удобнее иметь именно здесь. Кроме того, Израиль заинтересован в приобретении КСА американских крылатых ракет и авиационных бомб для ВВС обеих стран. В этом и заключается главный смысл заказа Министерства обороны КСА стоимостью в 7 млрд. долларов США. В номенклатуре американских поставок более 90% составляли боеприпасы для истребителей-бомбардировщиков американского производства, состоящих на вооружении ВВС и Израиля, и КСА.

Символично, что израильский Кнессет уже поддержал законопроект правительства еврейского государства, позволяющий премьер-министру страны начинать войну с одобрения министра обороны. В настоящее время для начала войны в «чрезвычайных ситуациях» Биньямину Нетаньяху не обязательно заручаться поддержкой всего кабинета министров, достаточно будет одобрения одного лишь министра обороны Израиля.

Однако Израиль и КСА не в силах провести успешную военную операцию против ИРИ с целью уничтожения ракетно-ядерного потенциала ИРИ. Дело в том, что иранские стратегические объекты разбросаны по разным локациям и в большинстве своем находятся под землей. Очевидно, что для нанесения военно-политического поражения ИРИ нужны военно-технические возможности антииранской коалиции во главе с США.

Поэтому для эффективного противодействия ИРИ планируется создание т.н. «Ближневосточного НАТО», которое будет объединять арабские страны Персидского залива и Израиль. Данный союз уже получил одобрение в Вашингтоне в ходе визита Президента США Дональда Трампа в Эр-Рияд в мае 2017 года. Именно для создания т.н. «Ближневосточного НАТО» Д.Трамп ранее огласил новую антииранскую стратегию официального Вашингтона.

Выводы

  1. Официальный Тегеран не может нанести прямой удар по Израилю через «Хезболлах» и сирийские правительственные войска. Дело в том, что «Хезболлах» понесла ощутимые потери в живой силе в сирийской гражданской войне. Кроме того, «Хезболлах» стремится продолжить интеграцию в ливанскую политическую систему. И новая война с Израилем может поставить под угрозу ее основную политическую базу, в том числе ливанских шиитов, которые опасаются еще одной кровопролитной войны с Израилем без надежды на успех на фоне создания антииранской коалиции во главе с США с участием Израиля, КСА и других салафитских стран Персидского залива.

В свою очередь официальный Дамаск, в отличие от официального Тегерана, не ставит под сомнение законность еврейского государства, но выступает против дискриминации прав палестинцев. Официальные власти САР стремятся достичь мира с Израилем, а не оказаться в состоянии заведомо проигрышной войны с еврейским государством. Ведь Израиль, безусловно, поддерживается США, и ракетная атака в направлении Израиля равносильна атаке на США. Очевидно, что официальный Дамаск не заинтересован в создании иранских военных баз на постоянной основе на территории САР. Ведь в САР наблюдается процесс создания по российским стандартам элитной дивизии «Тигр» в составе сирийской правительственной армии под командованием генерал-майора Сухеля Сальмана аль-Хасана, а также сформированы 4 и 5 корпусы.

  1. Израиль не начнет боевых действий с «Хезболлах», но и не допустит передислокации проиранских шиитских сил из САР в Ливан.
  2. 3. Израиль и КСА во главе с США приступят к нейтрализации ИРИ в САР. Официальный Эр-Рияд заинтересован, с одной стороны, в создании буферной зоны между КСА, а с другой, блокировании Транс-Евфратских автомобильных путей снабжения проиранских шиитских сил в САР и Ливане.
  3. Со вступлением принца Мухаммеда бен Салмана на престол КСА произойдет изменение расклада противоборствующих сил в регионе Ближнего Востока. Мухаммед бен Салман создаст коалицию с Израилем в рамках борьбы с ИРИ при поддержке США. Притом, что официальные власти Израиля стремятся использовать время президентства Д.Трампа, поддерживающего силовое решение иранского вопроса.

https://cacds.org.ua/?p=8350

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны