«
»
TwitterFacebook

КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ. НЕИЗБЕЖНОСТЬ СОХРАНЕНИЯ СТАТУС-КВО: НИ МИРА, НИ БОЛЬШОЙ ВОЙНЫ

Переговоры между Баку и Ереваном по Карабахскому конфликту под эгидой МГ ОБСЕ будут чередоваться с военными инцидентами, но полная остановка мирного процесса — исключена Минская группа ОБСЕ, активно продвигая встречу на высшем уровне между лидерами Азербайджана и Армении, своим последним заявлением актуализировала старую формулу урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха. В текущей парадигме отношений официальных Еревана и Баку она не приемлема в принципе для обеих противоборствующих сторон. Пойдет ли кто-то на «компромисс», будучи в состоянии представить это не как «проявление слабости»? Мюнхенская конференция по безопасности фактически подтвердила, что решение Карабахского конфликта в среднесрочной перспективе вряд ли возможно на фоне отсутствия доверия между официальными властями Азербайджана и Армении, а также взаимоисключающих требований обеих сторон в рамках переговорного процесса под эгидой Минской группы ОБСЕ. Символично, что на полях Мюнхенской конференции по безопасности так и не встретились главы МИД Азербайджана и Армении Эльмар Мамедъяров и Зограб Мнацаканян для обсуждения перспектив мирного разрешения Карабахского конфликта. Устные договоренности, достигнутые между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняным в Душанбе, Санкт-Петербурге и Давосе, создали впечатление, что при новых властях в Ереване диалог дает определенные результаты. Жертв на линии соприкосновения вооруженных сил Азербайджана и Армении в Нагорном Карабахе стало меньше, военно-политическая ситуация в двух странах в целом стабильная. На это указывает и начальник Объединенного штаба ОДКБ генерал-полковник А.Сидоров. По его мнению, «совместные усилия международных посредников и государств региона в последние месяцы привели к снижению напряженности», что «позволило активизировать диалог, необходимый для дальнейшей работы по мирному урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта». Дело в том, что впервые за последние десятилетия по инициативе Москвы установлена прямая линия связи между Баку и Ереваном на уровне глав государств. Карабахская политика Н.Пашиняна направлена, в том числе, на возвращение самопровозглашенной «НКР» в переговорный процесс под эгидой МГ ОБСЕ. Хотя, самопровозглашенная «НКР» вовлечена в переговорный процесс в том смысле, что визит сопредседателей МГ ОБСЕ в регион всегда сопровождается посещением Карабаха и встречами с руководителями непризнанной республики. По словам Н.Пашиняна, он не может представлять на переговорах самопровозглашенную «НКР», поскольку жители Карабаха его не выбирали, его выбирали лишь граждане Армении, которую он и уполномочен представлять на переговорах рамках МГ ОБСЕ. Очевидно, что в таком случае за столом переговоров должны быть также представители азербайджанской общины Нагорного Карабаха, которые покинули его территорию в результате военных действий. В свою очередь, компромисс в понимании Баку – это возвращение к исходным позициям, предшествовавшим возникновению карабахского конфликта. То есть восстановление ситуации до 1988 года и дальнейшее определение статуса Нагорного Карабаха в составе Азербайджана в соответствии с нормами международного права (в рамках различных форм предоставления национально-культурной автономии по мировым стандартам). Вместе с тем, Баку выдвигает новые предложения в качестве мер доверия. Речь идет об обмене пленными по принципу «всех на всех». Н.Пашинян заявил, что 6 декабря 2018 года в Санкт-Петербурге на саммите СНГ, во время встречи с И.Алиевым они «говорили об обмене пленными, договоренности достигнуто не было, но обсуждения будут продолжены». Ереван стремится в сложившейся ситуации к более эффективному диалогу с посредниками МГ ОБСЕ, чтобы не оказаться под их давлением на фоне азербайджанской конструктивности. Ведь в рамках переговорного процесса под эгидой МГ ОБСЕ нет содержательного обсуждения окончательного статуса Нагорного Карабаха, а говорится лишь о важности реализации экономического потенциала региона Южного Кавказа.

ВЗАИМНЫЕ УСТУПКИ (НЕ) ВЕДУТ …

В который раз приходится повторять текущий «ликбез» по урегулированию… Политическое урегулирование Карабахского конфликта посредством взаимных уступок не представляется возможным. По мнению официального Еревана, уступки (и это максимум) – это вернуть оккупированные вокруг Нагорного Карабаха территории Азербайджана, а Нагорный Карабах сделать независимым. Однако, последнее для Азербайджана неприемлемо. Для официального Баку, уступки – это предоставление Нагорного Карабаха высокого статуса автономии в составе Азербайджана в обмен на возвращение оккупированных территорий и деблокаду Армении. Но это, в свою очередь, не принимает Армения. Иными словами, де-факто в рамках переговорного процесса под эгидой МГ ОБСЕ обсуждается два пакета: 1-й – деоккупация 7 оккупированных ВС Армении азербайджанских районов, не входивших в состав бывшей Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) и не претендовавших на другой статус вне Азербайджана. 2-й – статус бывшей НКАО, ныне существующей в виде самопровозглашенной «НКР». Поэтому вся проблема мирного решения Карабахского конфликта состоит в том, какая сторона – Азербайджан или Армения – первой пойдёт на уступки, и какой из вышеуказанных пакетов будет взят за основу для подготовки большого политического соглашения между Азербайджаном и Арменией. Можно предположить, что официальный Баку продолжит реализовывать свою стратегию, цель которой оставаться в рамках переговорного процесса под эгидой МГ ОБСЕ, и в то же время с помощью управляемой военной активности на линии соприкосновения ВС Азербайджана и Армении в зоне Карабахского конфликта оказывать давление на официальный Ереван. Тем более, что в Баку считают, что переговорный процесс предполагает выполнение армянской стороной ряда условий: в первую очередь, ВС Армении должны покинуть оккупированные ими территории Азербайджана, азербайджанские граждане должны вернуться на свои земли. После этого в регионе могут установиться мир и безопасность. В свою очередь, официальный Ереван будет последовательно реализовывать свой план: обмен 5 азербайджанских районов, оккупированных ВС Армении, вокруг Нагорного Карабаха на признание официальным Баку независимости самопровозглашенной «НКР».

РОЛЬ МОСКВЫ

В Москве убедились, что разворот Еревана в сторону США и НАТО не возможен. К примеру, Н.Пашинян ранее заявил, что он не намерен пересматривать внешнюю политику Армении, являющейся стратегическим партнером РФ, а также радикально менять подходы в отношении урегулирования конфликта с Азербайджаном касаемо Карабаха. Вместе с тем, летом 2016 года Н.Пашинян выступил против «плана Лаврова», назвав его планом по принуждению Армении и Нагорного Карабаха к капитуляции. Притом что для компромиссного урегулирования карабахского конфликта Н.Пашинян и в 2016 году и в ходе представления в Национальном Собрании программы возглавляемого им правительства Армении заявил об обеспечении атмосферы взаимного компромисса и доверия. Н.Пашинян по линии ОДКБ принял решение направить армянскую гуманитарную миссию в составе 83 человек в Сирийскую Арабскую Республику. Притом что, с одной стороны, экс-президент Армении Серж Саргсян не пошёл на данный шаг, а с другой — помощник Президента США по национальной безопасности Джон Болтон в ходе своего визита в Ереван предостерегал Н.Пашиняна от участия в сирийских событиях. Ереван не может обойтись без РФ в вопросе безопасности Армении. Символично, что на фоне активизации переговорного процесса по разрешению карабахского конфликта Москва и Ереван подписали контракт на закупку четырех многофункциональных истребителей Су-30СМ, которые ВС Армении должны получить в 2020 году. Москва для реализации сделки с Ереваном пошла на серьезные уступки: Кремль выделил кредит и продал самолеты по внутрироссийским, а не экспортным ценам. В результате ВВС Армении приобретают современные боевые самолеты, способные значительно повысить боевой потенциал республики. ВВС Азербайджана не обладают столь продвинутыми боевыми самолетами, — ВС страны имеют модернизированные на Украине истребители МиГ-29. Более того, в ходе недавней встречи министры обороны Армении и России обсуждали широкий круг вопросов военного и военно-технического сотрудничества, в том числе, связанных с укомплектованием ВС Армении новейшим и точным вооружением, обеспечивающим превентивное превосходство Еревана. Превентивное превосходство Еревана указывает на качественно новую ситуацию в армяно-российской повестке. Эта повестка не только меняет характер двусторонних отношений между Арменией и РФ, но и военно-политические перспективы в регионе Южного Кавказа, а также тенденции развития системы региональной безопасности в целом. Ведь правительство Армении намерено пополнить арсенал ВС дальними высокоточными ракетными комплексами, современными комплексами артиллерийского поражения и ПВО, многофункциональной авиацией, автоматизированными и роботизированными воздушными и наземными системами, повышая тем самым, эффективность разведки, уровень дальности и точности огневого поражения. Одним из важнейших элементов обеспечения безопасности Армении рассматривается развитие армянского военно-промышленного комплекса (ВПК). Кстати, развитие ВПК Армении рассматривается как ключевой фактор по обеспечению и укреплению боеготовности ВС, экономического роста, прогресса в научной и технологической сфере страны. Очевидно, что реализация вышеуказанной программы Армении ведет, в том числе, и к усилению стратегических позиций Москвы, как в Армении, так и в целом на Южном Кавказе на фоне грузино-российских переговоров, армяно-грузинского сближения и азербайджано-грузинского похолодания…

АКТИВНОСТЬ ЗАПАДА НА КАРАБАХСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

Официально активность США в рамках урегулирования карабахского конфликта под эгидой МГ ОБСЕ в целом не противоречит усилиям Москвы. Российский замминистра иностранных дел Г.Карасин недавно заявил, что РФ, Франция, США и ЕС едины в том, что в урегулировании карабахского конфликта силовые сценарии должны быть категорически исключены. Однако на фоне российско-турецкой активности по решению Карабахского конфликта с привязкой к ратификации армяно-турецких протоколов бывший сопредседатель в МГ ОБСЕ от США Ричард Хогланд обнародовал документ, в котором отражены принципы урегулирования Карабахского конфликта. Правда, Р.Хогланд повторил то, о чем РФ, США и Франция твердят на протяжении последних лет: особый временный статус для самопровозглашенной «НКР»; возвращение территорий вокруг самопровозглашенной «НКР» в состав Азербайджана; разрешение проблемы с беженцами и т.д. Поступок экс-сопредседателя МГ ОБСЕ от США Р.Хогланда целесообразно рассматривать в контексте визита Президента ТР Реджепа Тайипа Эрдогана в Баку и Астану, а также готовности официальной Анкары вместе с РФ решить Карабахский конфликт. Официальный Вашингтон не без оснований опасается, что Турция, Россия и Казахстан с участием Армении и Азербайджана (а также косвенным участием Ирана) без вовлечения в политический процесс США и ЕС решат армяно-турецкий и азербайджано-армянский конфликты. Вместе с тем, США де-факто также предлагают сторонам карабахского конфликта взять за основу модель «оккупированные территории в обмен на мир между Азербайджаном и Арменией». Фактически США призывают Ереван отказаться от модели «оккупированные территории в обмен на постоянный статус Нагорного Карабаха». Очевидно, что модель «оккупированные территории в обмен на мир (или безопасность) между Азербайджаном и Арменией» согласуется с российским «планом Лаврова». Однако эта модель не отвергает определения статуса Нагорного Карабаха. Об этом свидетельствует заявление Н.Пашиняна в Берлине на совместной пресс-конференции с Канцлером ФРГ Ангелой Меркель. По словам Н.Пашиняна, решение проблемы – это вопрос трех сторон (Азербайджан-Армения-«НКР»), вовлеченных в конфликт, и международное сообщество не может разрешить карабахский конфликт вместо трех сторон, а может лишь создать платформу для диалога и переговоров.

ИНТЕРЕСЫ ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИРАН И ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Тегеран — противник военно-политического присутствия Запада в регионе Южного Кавказа, в том числе, в качестве миротворцев в зоне карабахского конфликта. Тегеран неоднократно заявлял, что отказывается признавать обновленные Мадридские принципы 2009 года по разрешению карабахского конфликта, т.к. по ним в зоне урегулирования должен быть размещен международный миротворческий контингент. Тегеран настаивает на разрешении карабахского конфликта исключительно усилиями стран региона Южного Кавказа. Очевидно, что такая позиция Тегерана отвечает интересам Москвы, предлагающая сторонам конфликта согласиться на миротворческую миссию ОДКБ, а не НАТО или Европы. Анкара на фоне известных событий в Сирии сегодня менее активна в текущем переговорном процессе вокруг карабахского конфликта. Хотя, Анкара подчеркивает, что без решения карабахского конфликта и речи быть не может о нормализации отношений между Турцией и Арменией. Анкара не готова к урегулированию отношений с Ереваном, т.к. в Турции нет такой политической силы, которая готова даже к обсуждению вопроса разрешения армяно-турецких противоречий. Единственным сторонником урегулирования отношений Турции с Арменией является прокурдская партия, которая де-факто находится под запретом.

ВЫВОДЫ

Во-первых, создать доверие между Азербайджаном и Арменией, а также придать переговорному процессу под эгидой МГ ОБСЕ необратимый характер могут конкретные шаги конфликтующих сторон, которые изменят статус-кво в регионе Южного Кавказа и сделают невозможным новую эскалацию конфликта. Поэтому необходим вывод ВС Армении с оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха, разблокирование границ Азербайджана и Турции с Арменией. Первые шаги по урегулированию карабахского конфликта не должны оставлять пространство для маневра Азербайджану и Армении, а зафиксировать соответствующую «точку невозврата». Очевидно, что этот процесс может занять годы.
Во-вторых, переговоры между Баку и Ереваном по Карабахскому конфликту под эгидой МГ ОБСЕ будут чередоваться с военными инцидентами, но полная остановка мирного процесса — исключена. Поэтому необходимо, чтобы сопредседатели МГ ОБСЕ достигли, как минимум, временного, но значимого азербайджано-армянского соглашения в рамках поэтапного урегулирования карабахского конфликта, которое будет способствовать согласованию этого основного вопроса и выведет Баку и Ереван на окончательное решение, выходящее за рамки новой войны.
В-третьих, в Баку должны озвучить параметры азербайджанского компромисса. Ухудшение макро- и микроэкономических показателей в Азербайджане на фоне волатильных мировых цен на энергоносители не способствует решению азербайджано-армянского конфликта силовым путем. Официальный Баку пока не в силах изменить в свою пользу военный паритет между Азербайджаном и Арменией. Очевидно, что существенное изменение военного паритета требует больших финансовых средств и времени. Притом что военная активность на линии соприкосновения ВС Азербайджана и Армении в зоне карабахского конфликта будет наблюдаться вплоть до подписания мирного соглашения между двумя государствами.
Указанная управляемая военная активность не перейдет «красной» черты, т.к. широкомасштабные боевые действия в зоне карабахского конфликта чреваты серьезными внутриполитическими и экономическими последствиями для Азербайджана и Армении. Тем более что Россия, Иран и Турция в силу своих национальных и региональных интересов будут стремиться сохранить действующий в зоне карабахского конфликта статус-кво, параллельно вовлекая Азербайджан и Армению в «региональный формат» решения конфликта.

Рауф РАДЖАБОВ, востоковед, руководитель аналитического центра 3-rd VIEW, Баку, Азербайджан
Материал подготовлен в рамках проекта Южнокавказского Филиала Центра исследований армии, конверсии и разоружения «ЦИАКР-Южный Кавказ» (г. Тбилиси).

https://glavcom.ua/ru/articles/karabahskiy-konflikt-neizbezhnost-sohraneniya-status-kvo-ni-mira-ni-bolshoy-voyny-576899.html?fbclid=IwAR2_i52RQ18vyQL93QnVEfwK-pcnzLRqK_x59xuDVFwIVGE0S_coPX_8HQ4

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны