«
»
TwitterFacebook

МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ SOCAR: «КАСПИЙ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ – ТОРГОВЛЯ, ЛОГИСТИКА, НЕФТЕПЕРЕРАБОТКА, НЕФТЕХИМИЯ»

БАКУ, 25 – 28 АПРЕЛЯ 2016 ГОДА
 
Рауф РАДЖАБОВ, политический аналитик,
руководитель Мозгового Центра 3rd VIEW  
РАЗВИТИЕ ГАЗОВЫХ ТРАНЗИТНЫХ ПРОЕКТОВ В СВЕТЕ НОВЫХ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ
Повышенный интерес геополитических акторов к Черноморско-Каспийскому региону и, в первую очередь, Азербайджанской Республике (АР), целесообразно рассматривать в контексте реализации известных энергетических и транзитных проектов.
В частности, изменение геополитической и геоэкономической ситуации в Черноморско-Каспийском регионе связано со следующими факторами: во-первых, усиление военно-политического присутствия Российской Федерации (РФ) в Черноморском бассейне и военная активность РФ и Исламской Республики Иран (ИРИ) в акватории Каспийского моря; во-вторых, реализация энерготранспортного проекта ЕС «Южный газовый коридор».
Закономерно, что в настоящее время усиливается геополитическое противостояние по линии «РФ – Запад», как в Черноморском бассейне, так и в Каспийском регионе. Так, США и ЕС стремятся усилить свои геостратегические позиции в Черноморском бассейне (Румыния, Болгария и Грузия) и Каспийском регионе (АР, Туркменистан и ИРИ).
Символично, что ЕС при поддержке США намерены реализовать строительство газопровода Транскаспий в контексте энерготранспортного проекта «Южный газовый коридор» по дну Каспийского моря.
Можно предположить, что США и ЕС с целью обеспечения безопасности реализации энерготранспортного проекта «Южный газовый коридор» прибегнут к помощи НАТО, что лишь усилит геополитическое противостояние по линии «РФ – Запад» в Черноморско-Каспийском регионе.
На этом фоне и Турция стремится усилить свои геостратегические позиции в Черноморско-Каспийском регионе. Ведь реализация в рамках европейского проекта «Южный газовый коридор» энерготранспортного проекта Трансанатолийского (TANAP) и Трансадриатического (TAP) газопроводов позволит официальной Анкаре, в том числе реализовать свою внешнеполитическую доктрину – «ноль проблем» с соседями.
Вывод: Утверждение и сохранение геополитической стабильности в Черноморско-Каспийском регионе зависит от создания геополитического баланса интересов по линии «РФ – ЕС – США – ИРИ – Турция – Китайская Народная Республика (КНР) », что, к сожалению, не представляется возможным в краткосрочной перспективе. К примеру, если официальная Москва считает Черноморско-Каспийский регион зоной своего исторического геополитического и геокультурного влияния, то США, НАТО и ЕС в своем геополитическом продвижении на «Восток» стремятся достичь границы с КНР со всеми вытекающими последствиями.
АЗЕРБАЙДЖАН и «ЮЖНЫЙ ГАЗОВЫЙ КОРИДОР»
Позиция официальных властей АР в отношении реализации проекта «Южный газовый коридор» заключается в том, что речь идет о новом источнике природного газа. Так как диверсификация маршрутов является важным вопросом для поставщиков энергоресурсов, то и официальный Баку стремится к тому, чтобы у республики была сеть диверсифицированных трубопроводов. В настоящее время АР располагает семью нефте- и газопроводами. Тем более, что официальный Брюссель заинтересован в осуществлении диверсификации поставок природного газа в страны ЕС.
В Баку считают, что преимущество АР заключается в том, что природный газ с азербайджанских месторождений будет транспортироваться в Европу по новому маршруту, в то же время, азербайджанский природный газ будет добываться из нового источника, каковым является месторождение «Шах-Дениз», являющееся в настоящее время единственной ресурсной базой «Южного газового коридора». По оценкам экспертов, месторождение «Шах-Дениз» обладает запасами природного газа в объеме не менее 1,2 трлн. куб. м.
На сегодняшний день подтвержденные запасы природного газа в АР составляют 2,6 трлн. куб. м. Хотя, вероятно, что подтвержденные запасы природного газа в АР вырастут, т.к. в настоящее время на многих месторождениях идут оценочные работы, в том числе на нескольких месторождениях проводятся разведочные работы.
В Баку также считают, что реализация проекта «Южный газовый коридор» предполагает проведение большого объема работ и реализацию ряда проектов как добывающих, так и инфраструктурных, что отвечает национальным и региональным интересам АР.
Во-первых, это реализация 2-й фазы разработки морского газоконденсатного месторождения «Шах-Дениз», которая предполагает бурение более 20 скважин, строительство 2 платформ, а также создание наземной и подводной инфраструктуры. Во-вторых, это расширение действующего «Южно-Кавказского газопровода» (SCP), по которому в настоящее время природный газ в рамках 1-й фазы «Шах-Дениз» поставляется в Грузию и Турцию. В-третьих, строительство газопроводов TANAP и TAP позволят транспортировать азербайджанский природный газ по территории Турции и далее в Европу. И все эти работы предполагают объем инвестиций в размере 48 млрд. США, что важно для официальных властей АР на фоне низких цен на нефть. Ведь TANAP – это проект, который не ограничивается транспортировкой лишь азербайджанского природного газа, но в перспективе и туркменского природного газа в Европу. Данный проект может способствовать тому, что природный газ ИРИ, Ирака, Израиля и в среднесрочной перспективе Кипра будет поставляться в страны ЕС.
Очевидно, что официальный Баку не должен самостоятельно реализовывать данный проект, тем более, что АР уже строит TANAP. Однако, официальный Баку заинтересован в строительстве трубопровода, т.к. TAP создает дополнительные возможности для транспортировки природного газа в рамках 2-й фазы «Шах-Дениз» в Европу через Турцию.
В свою очередь и ЕС заинтересован в реализации проекта TAP, т.к. азербайджанский природный газ создает для официального Брюсселя возможности для диверсификации маршрутов транспортировки энергоносителей. Греция также заинтересована в проекте, т.к. ТАР проходит по территории этой страны, что обеспечит большую часть страны природным газом. Более того, Греция как участница проекта сможет получить природный газ по более низкой цене, что важно официальным Афинам.
И на этом фоне в Брюсселе ожидают, что именно официальный Баку мог бы инициировать строительство газопровода ТАР со всеми вытекающими последствиями, в том числе и в вопросе финансирования. Хотя, азербайджанская сторона уже будет иметь возможность поставлять свой природный газ с месторождения в рамках 2-й фазы «Шах-Дениз» в Турцию по TANAP. Более того, увеличение экспорта азербайджанского природного газа в Европу станет возможным благодаря расширению SCP до 23,4 млрд. куб. м в год. В настоящее время SCP способен экспортировать ежегодно 7,4 млрд. куб. м природного газа, а новопостроенный параллельно этому трубопровод на территории АР, а также расширение газовой инфраструктуры позволит ежегодно экспортировать первоначально 16 млрд. куб. м природного газа.
ТУРКМЕНИСТАН, ТУРЦИЯ и «ЮЖНЫЙ ГАЗОВЫЙ КОРИДОР»
Газопроводы TANAP и TAP уже имеют законтрактованные объемы природного газа. В частности, несмотря на то, что азербайджанский природный газ в объеме свыше 10 млрд. куб. м попадет в Европу до 2020 года, он уже полностью распределен по компаниям от Италии до Балканского полуострова.
Однако, туркменский (примерно 25 трлн. кубометров) плюс иранский (подтвержденные запасы составляют примерно 34 трлн. кубометров) природный газ могут стать ресурсной базой проекта «Южный газовый коридор» в долгосрочной перспективе. Тем более, что ЕС и Туркменистан намерены присоединить внутритуркменскую магистраль «Восток-Запад» через Транскаспийский газопровод, к TANAP и TAP, что позволит ЕС получить туркменский природный газ уже в 2019 году. Ведь созданы необходимые предпосылки для реализации данного проекта. В частности, в декабре 2015 года в Туркменистане был введен в эксплуатацию газопровод «Восток-Запад» протяженностью 773 км стоимостью 2,5 млрд. долларов США с пропускной способностью 30 млрд. куб. м природного газа в год. По нему туркменский природный газ может перекачиваться из крупнейших месторождений на востоке страны к побережью Каспийского моря.
Дело в том, что официальный Ашхабад намерен содействовать диверсификации экспорта своей продукции в долгосрочной перспективе. Официальные власти Туркменистана уже заявили о готовности поставлять в Европу от 30 до 40 млрд. кубометров газа в год, т.е. туркменский природный газ восполнит около 10% от общего потребления в Европе.
Официальный Ашхабад считает, что для прокладки трубы по дну Каспийского моря, правовой статус которого пока не определен, достаточно согласия тех сторон, территорию которых охватывает проект, т.е. АР и Туркменистана.
В свою очередь официальный Баку выразил готовность предоставить свою территорию, транзитные возможности и инфраструктуру для осуществления энергетического проекта Транскаспийский газопровод.
Но, в Баку считают, что решение о прокладке газопровода по дну Каспийского моря все же принимать в Брюсселе и Ашхабаде, т.к. азербайджанская сторона в этом вопросе выступает лишь как транзитная страна.
Иными словами, позиция АР сводится к тому, что официальный Брюссель в качестве покупателя туркменского природного газа мог бы подписать договор с официальным Ашхабадом, выступающий в качестве продавца углеводородов. Кроме того, ЕС и Туркменистану целесообразно определить объемы туркменского природного газа, которые планируются поставлять по газопроводу TANAP и TAP, оценить стоимость строительства энергетического проекта Транскаспийский газопровод, найти инвесторов его строительства, а также определиться с ценой по транзиту туркменского природного газа по газопроводу TANAP и TAP.
Лишь после решения вышеуказанных вопросов АР в рамках 3-го Энергетического пакета ЕС подпишет соглашение с официальным Брюсселем и Туркменистаном.
В свою очередь официальная Анкара выступает не с позиций транзитера туркменского природного газа в Европу, а страны, на территории которой будет создан энергетический хаб со всеми вытекающими позитивными последствиями для Турции. Ведь TANAP считается основной частью «Южного газового коридора».
Следует отметить, что официальная Анкара для транспортировки природного газа с территории Курдской автономии Ирака в силах инициировать строительство газопровода от иракской границы до одной из двух своих провинций – Эрзурум или Эрзинджан, в которых данный газопровод может соединиться с TANAP.
Поэтому официальные власти Турции намерены предоставить гарантии безопасности туркменской стороне в строительстве энергетического проекта Транскаспийский газопровод.
Официальный Брюссель в прокладке Транскаспийского газопровода в состоянии наглядно продемонстрировать Туркменистану и АР, а также другим участникам энерготранспортного проекта «Южный газовый коридор» свою реальную позицию. Иными словами, ЕС целесообразно заключить соглашение с официальным Ашхабадом о покупке туркменского природного газа со всеми вытекающими последствиями.
Вероятно, что официальный Брюссель инициирует переговоры по включению в реализацию энерготранспортного проекта ЕС «Южный газовый коридор» ИРИ, что позволит, с одной стороны, добиться согласия официального Тегерана на прохождение газопровода по дну Каспийского моря, а с другой, увеличить объемы природного газа, которые будут поступать в Европу.
Кстати, и официальные власти ИРИ неоднократно заявляли о готовности поставлять природный газ в Европу. Именно поэтому Министерство нефти ИРИ после отмены санкций сосредоточилось на экспорте природного газа, т.к. иранские руководители всегда рассматривали поставки газа в Европу в качестве одной из своих важных программ.
Можно предположить, что официальный Ашхабад в вопросе прокладки Транскаспийский газопровод по дну Каспийского моря будет руководствоваться туркменскими инициативами о гарантиях надежности и защищенности поставок энергоносителей на международные рынки, которые были единогласно поддержаны на 62-й и 67-й сессиях Генеральной Ассамблеи ООН 19 декабря 2008 и 17 мая 2013 года. Тем более, что в роли соавторов специальных Резолюций «Надежный и стабильный транзит энергоносителей и его роль в обеспечении устойчивого развития и международного сотрудничества» выступили более 70 государств мира.
Можно предположить, что на фоне достижения договоренности между АР и Турцией завершить до 2018 года строительство газопровода TANAP, который позволит Турции увеличить закупки азербайджанского природного газа на 6 млрд. куб. м ежегодно и экспортировать в Европу 10 млрд. куб. м природного газа в год официальная Анкара попытается подтолкнуть официальный Ашхабад пойти на строительство газопровода по дну Каспийского моря, что позволит увеличить пропускную способность газопровода TANAP.
Но, вряд ли официальный Ашхабад в нынешних условиях милитаризации Прикаспийского региона согласится проложить газопровод по дну Каспийского моря, чреватого открытым военным противостоянием с Кремлем и официальным Тегераном.
Ведь зависимость Турции от российского газа значительно превышают возможности АР. Так, в 2014 году Турция получила из РФ чуть больше 27 млрд. куб. м природного газа по двум маршрутам – по «Голубому потоку» через Черное море и по т.н. «украинскому» через Болгарию. Кроме того, Турция получила чуть меньше 6 млрд. куб. м из АР, и меньше 9 млрд. куб. м из ИРИ. Даже с учетом еще 8 млрд. куб. м получаемого сжиженного природного газа (СПГ) из Кувейта доля российских поставок природного газа в Турции составляет около 60%.
Кроме того, со временем газовая зависимость турецкой экономики может увеличиться, т.к. к 2020 году официальная Анкара обещает повысить потребление природного газа до 63 млрд. куб. м.
Следовательно, официальные власти Турции с целью снижения в среднесрочной перспективе  своей зависимости от российских поставок природного газа должны заполучить и туркменский природный газ.
Однако, даже в случае сдачи газопровода TANAP до 2018 года российская сторона не понесет серьезных убытков. Дело в том, что Кремль в настоящее время стремится сохранить свою долю на европейском газовом рынке. Иными словами, увеличение поставок азербайджанского природного газа в Турцию не создает угрозы российским поставкам, как в ТР, так и в страны ЕС. Лишь строительство Транскаспийского газопровода и поставки туркменского природного газа способны несколько уменьшить российскую долю природного газа в Европе.
Хотя, растущая стоимость добычи российского природного газа и транспортные расходы делают российский природный газ неконкурентоспособным. Если из АР в Европу природный газ будет идти примерно 2 тысячи км, то российский природный газ с Ямальского полуострова до турецко-греческой госграницы более 6 тысяч км. Кроме того, российский природный газ в отличие от азербайджанского не законтрактован.
ИРАН и «ЮЖНЫЙ ГАЗОВЫЙ КОРИДОР»
Что касается поставок иранского природного газа в Европу, то в Тегеране также рассматривается «Южный газовый коридор». Данный вопрос был в центре повестки заседания азербайджано-иранской комиссии по экономическому сотрудничеству. Ведь АР уже сотрудничает с ИРИ в газовой сфере – реализует своповые операции для снабжения топливом Нахчыванскую Автономную Республику (НАР). Так, АР поставляет природный газ в НАР путем своп-операций с ИРИ в размере около 1 млн. куб. м газа в сутки.
Кроме того, еще в 2009 году было заключено газовое соглашение между АР и ИРИ. Для поставок природного газа была построена новая компрессорная станция в иранской Астаре. Однако, санкции и ограниченные возможности иранской стороны по оплате стоимости поставок природного газа привели к «замораживанию» этих планов. Но, сегодня ситуация иная, т.к. с ИРИ санкции сняты.
SOCAR заинтересован в совместном использования подземных газохранилищ (ПГХ). Так, SOCAR закачивает в ПГХ до 3,5 млрд. куб. м природного газа, и имеются технические возможности довести эти объемы до 5-6 млрд. куб. м в год. Иранская сторона может воспользоваться этим, т.к. испытывает нехватку топлива в зимнее время. Кстати, стороны уже обсуждали возможность приема природного газа в летнее время и подачу его в ИРИ в зимнее.
Вместе с те, можно предположить, что ИРИ не присоединится к TANAP. Дело в том, что против строительства газопровода по дну Каспийского моря выступает официальная Москва, обосновывающая свое решение отсутствием правового статуса Каспийского моря. И маловероятно, чтобы официальный Тегеран с учетом текущей геополитической ситуации в Кавказо-Каспийском регионе, а также на Ближнем и Среднем Востоке пошел на осложнение двусторонних взаимоотношений с Кремлем.
Поэтому иранский природный газ не составит конкуренцию в Европе российскому «Газпрому», занимающему 30% европейского рынка и продавая европейским станам 160 млрд. куб. м природного газа ежегодно. Но, может конкурировать с энергетическим проектам TANAP/TAP.
Ведь официальный Тегеран намерен в краткосрочной перспективе стать ведущим игроком на мировом газовом рынке, и к 2020 году довести добычу природного газа до 1,3 млрд. куб. м в сутки, что более чем в 3 раза превышает нынешний уровень производства. В случае реализации вышеуказанных намерений официальных властей ИРИ годовая добыча природного газа в стране составит 474,5 млрд. куб. м в год. Кстати, добыча российского «Газпрома» в 2015 году, по неофициальным данным, составила 418,47 млрд. куб. м природного газа в год (–5,73% по сравнению с 2014 годом). Однако, иранская сторона намерена продолжить сотрудничество с «Газпромом» на основе ранее заключенного меморандума.
Более того, на фоне падения мировых цен на нефть важным фактором рентабельности энерготранспортных проектов являются ресурсные возможности экспортеров природного газа. В частности, ИРИ располагает вторыми по величине в мире запасами природного газа в 34 трлн. куб. м. По оценке британской ВР, иранские запасы природного газа составляет 17–18% мировых запасов и на 2,5 трлн. куб. м превосходит запасы Российской Федерации (РФ). Правда, «Газпром» лишь собственные запасы оценивает в 36 трлн. куб. м.
В настоящее время ИРИ добывает 255 млрд. куб. м природного газа в год. И за 2 года иранская сторона собирается нарастить добычу природного газа до 365 млрд. куб. м в год, из которых планирует отправлять на экспорт 73 млрд. куб. м природного газа в год. Кстати, производственные мощности РФ составляют 800 млрд. куб. м. в год.
По оценке экспертов, иранская сторона в силах нарастить добычу природного газа в год. В долгосрочной перспективе ИРИ намерен довести экспорт газа в ЕС до 30 млрд. куб. м природного газа в год. В настоящее время ИРИ поставляет около 9 млрд. куб. м природного газа в год в соседние страны (АР, Турция и Республика Армения (РА)).
По мнению экспертов, Европа технически готова принять сжиженный иранский природный газ. По данным Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ), всего Европа способна принять около 150 млн. тонн. Самые крупные мощности у Испании и Великобритании (45 млн. тонн и 38 млн. тонн соответственно). Однако, использует свои терминалы Европа менее чем на 20%. В 2015 году было регазифицировано около 38 млрд. куб. м (примерно 28,1 млн. тонн СПГ). По мнению экспертов ФНЭБ, это связано с тем, что СПГ дороже трубопроводного газа, причем не только из-за расходов на сжижение и регазификацию, но и из-за затрат на транспортировку уже регазифицированного природного газа по сетям.
Можно предположить, что при нынешних ценах на энергоносители с началом экспорта иранского СПГ в страны ЕС цены на природный газ в Европе будут иметь тренд к снижению. С одной стороны, к 2018 году готовится ввод в строй новых мощностей по сжижению природного газа общим объемом в 133 млн. тонн (основная часть – в США и Австралии, 60 млн. тонн и 53 млн. тонн соответственно). Хотя, большая часть законтрактованного СПГ пойдет на азиатские рынки.
Закономерно, что официальный Тегеран на фоне возрождения проекта по строительству Iran LNG (СПГ-терминала), в рамках которого хотели экспортировать 10,5 млн. тонн в год, был выполнен на 40% и отложен в 2012 году после введения Западом экономических санкций в связи с иранской ядерной программой, поставил реальную задачу через 2 года начать поставки сжиженного природного газа (СПГ) в Европу. В настоящее время официальные власти ИРИ возобновили свои планы по строительству заводов по сжижению газа и покупке плавучих СПГ-терминалов, которые позволят ему экспортировать СПГ. Ряд европейских компаний уже ведут переговоры с ИРИ по строительству СПГ – терминалов и танкеров. Для завершения вышеуказанного проекта ИРИ потребуется 3-4 года.
Вместе с тем, иранская сторона ведет переговоры с европейскими корпорациями, в том числе с Golar LNG, о строительстве плавучих терминалов для СПГ.
Кроме того, ИРИ планирует экспортировать СПГ в Европу через специальные регазификационные терминалы в Испанию. Ведь в настоящее время Испания является крупным центром погрузок СПГ. Так, через испанскую территорию осуществляются поставки СПГ в страны Европы и другие регионы. Кроме того, у официальных властей ИРИ имеется и другая реальная возможность экспорта СПГ – прокладка по дну Персидского залива трубопровода в Оман, где имеются мощности по производству СПГ. Тем более, что Оман уже выразил готовность построить такой газопровод за 2 года. Хотя, данный газопровод может построить и итальянская компания Saipem. Так, в ходе недавнего визита иранского Президента Хасана Рухани в Италию компания Saipem за 4,5 млрд. евро проложит в ИРИ газопровод длиною в 2 тысячи км.
Иными словами, официальные власти ИРИ не намерены строить газопровод в Европу, т.к. в таком строительстве, по словам управляющего директора Национальной иранской газовой компании (НИГК) Алирезы Камели, нет экономического смысла. В противном случае, иранской стороне пришлось бы проложить газопровод длиной 4 – 5 тысяч км, что повлекло бы значительные финансовые затраты на строительство и транзит, т.к. газопровод прошел бы по территории нескольких стран, охваченных межэтническими и межконфессиональными конфликтами.
Но, вероятно, иранская сторона не откажется от строительства газопровода протяженностью 1850 км от месторождения «Южный Парс» до ирано-турецкой госграницы. Прокладка подобного газопровода оценивается не менее в 6 млрд. долларов США, и самое главное – между ИРИ и Турцией наблюдается потепление межгосударственных взаимоотношений со всеми вытекающими последствиями.
Иными словами, официальный Тегеран стремится занять нейтральную позицию, позволяющая иранским властям маневрировать с целью восстановления утраченных позиций на мировых энергетических рынках. Поэтому ИРИ не станет препятствовать реализации азербайджано-турецких проектов. Тем более, что официальный Тегеран стремится вернуться на европейский рынок. Кроме того, если не прямое, то косвенное участие ИРИ в этих проектах позволяет иранской стороне успешно конкурировать с официальным Эр-Риядом.
ГАЗОПРОВОД ИТАЛИЯ-ТУРЦИЯ-ГРЕЦИЯ (ITGL) и AGRI
Вероятно, что совмещение энергетических интересов АР, Турции и РФ затронет и проект газопровода Италия-Турция-Греция (ITGL), который укладывается в рамки проекта газопровода TAP.
К примеру, официальная Москва допускает возможность финансирования строительства газопровода ITGL, предоставив российские инвестиции и открыв доступ к активам греческой энергетической госкомпании.
Поэтому реализация проекта газопровода ITGL, с одной стороны, позволит АР увеличить поставки азербайджанского природного газа в Южную Европу, а с другой, создаст условия для усиления геостратегических позиций Турции в геополитическом регионе Южной Европы, Средиземноморья и Адриатики.
Можно предположить, что азербайджанский и российский природный газ будет поставляться в Европу из Турции по двум направлениям – через Грецию и Албанию в Италию, и на северо-запад через Грецию, Македонию, Сербию и Венгрию в Австрию. Кроме того, TAP и ITGL согласно требованиям Третьего энергетического пакета ЕС должны быть доступными любым поставщикам. Следовательно, к вышеуказанным газопроводам могут подсоединиться и Туркменистан, ИРИ, а со временем Ирак и ряд других арабских стран.
В свою очередь Румыния и АР, предложив формулу сжиженного газа в транспортировке природного газа в Черноморском регионе, могут внести определенный вклад в начало процесса реализации проекта AGRI (Azerbaijan – Georgia – Romania Interconnector).
Болгария также продолжает прилагать необходимые усилия для строительства интерконнектора IGB (Interconnector Greece-Bulgaria) для поставок азербайджанского природного газа. Приблизительная пропускная способность IGB составит 20 млрд. куб. м газа в год. Учитывая проектную мощность интерконнектора с Грецией и спроектированные перемычки, соединяющие его с газотранспортными системами (ГТС) Румынии и Сербии, возможности Болгарии в распределении природного газа по всей Европе значительно увеличиваются. Тем более, что 80% компрессорных станций в регионе расположены в Болгарии.
Следует отметить, что еще в 2013 году между АР и Болгарией был подписано соглашение о поставках азербайджанского природного газа – 1 млрд. куб. м, который будут поступать через интерконнектор с Грецией. При этом, суточное потребление газа в Болгарии летом составляет 4-5 млн. куб. м, зимой – 12-15 млн. куб. м.
Иными словами, Болгария и Греция благодаря строительству IGB получат возможность присоединиться к проектам «Южного газового коридора» и таким образом получать азербайджанский природный газ.
Ожидается, что IGB будет подключен к ТАР, по которому природный газ с месторождения «Шах-Дениз – 2» будет поставляться на европейские рынки.
Кстати, в январе 2014 года между консорциумом проекта ТАР и ICGB был подписан меморандум о взаимопонимании по техническому сотрудничеству. Документ предоставляет возможность для налаживания сотрудничества между двумя компаниями, которые будут совместно работать над возможностью соединения трубопроводов в окрестностях Комотини (Греция), что откроет путь новым поставкам природного газа в газораспределительную сеть Болгарии, и далее – в Юго-Восточную Европу.
Следует отметить, что пропускная способность существующего газового трубопровода РФ-Украина-Молдова-Румыния составляет 25 млрд. куб. м, но судьба этого газопровода находится под вопросом, и не ясно, что будет с ним, т.к. Болгария и Румыния находятся вне российского геополитического влияния.
В 2010 году главами АР, Грузии и Румынии, в присутствии премьер-министра Венгрии, был подписан меморандум о намерении соорудить артерию по транспортировке азербайджанского газа через Грузию и Черное море в румынский порт Констанца – AGRI.
В 2010 году был открыт 47-километровый участок газопровода на румыно-венгерской границе.
Проект предполагает транспортировку азербайджанского природного газа по газопроводам на черноморское побережье, где природный газ будет сжижаться на специальном терминале, после чего танкерами будет поставляться на терминал в румынском порту Констанцы. Далее сжиженный природный газ (СПГ) будет приводиться в состояние природного газа, и с использованием имеющейся на территории страны газовой инфраструктуры будет направляться на удовлетворение потребностей Румынии и других европейских стран. ТЭО проекта должен быть подготовлен в 3 версиях – с годовым объемом поставок в 2 млрд. куб. м, 5 млрд. куб. м  и 8 млрд. куб. м. В зависимости от объема поставок СПГ стоимость проекта AGRI составит 1,2-4,5 млрд. евро. Согласно предварительным предположениям, цена транспортировки 1 тысячи куб. м будет составлять от 100 до 160 долларов США. Кстати, проектом заинтересовались также Болгария, Украина и Туркменистан.
Если AGRI будет введен в эксплуатацию, официальный Баку получит возможность экспорта природного газа на европейский рынок в обход российской ГТС, а Румыния не только получит природный газ (Румыния добывает на своих месторождениях около 14 млрд. куб м природного газа, а потребляет – около 17,5. Газ AGRI позволит Румынии вообще не приобретать природный газ у российского «Газпрома»), но и укрепит свое геополитическое положение в Центрально-Восточной Европе.
Турция не опасается конкуренции со стороны Румынии и Болгарии, т.к. вышеуказанные две страны не в силах предоставить официальному Баку военно-политическую и экономическую поддержку.
Официальная Анкара заинтересована в расширении взаимоотношений между АР и Румынией и Болгарией, т.к. свои дивиденды получит и Турция, контролирующая Босфор. Так, до Констанцы природный газ из Прикаспийского региона планируется доставлять морем, а Турция неохотно позволяет чужим танкерам — «газовозам» проходить через Босфорский пролив, аргументируя это соображениями безопасности.
По мнению турецких экспертов, Турция, используя свое ключевое положение, в силах сделать так, чтобы СПГ, доставляемый по Черному морю танкерами, сгружался в Турции, и оттуда реэкспортировался по существующим газопроводам в Европу.
РАЗВОРОТ НА «ВОСТОК»
Газовая политика РФ в восточном направлении будет реализовываться, как в контексте прокладки газопроводов, так и строительства заводов по производству СПГ.
В этой связи следует отметить, что официальная Москва оправданно решила поставлять природный газ из не освоенных месторождений Восточной и Западной Сибири в восточном направлении.
Дело в том, что пока еще не освоенные российские месторождения природного газа Восточной и Западной Сибири находятся вдали от европейского потребителя. Кроме того, в Китайской Народной Республике (КНР) спрос на природный газ растет быстрее, чем в ЕС. Более того, переориентация поставок российского природного газа в восточном направлении усиливает переговорные позиции российского «Газпрома» с европейскими потребителями и регуляторами со всеми вытекающими позитивными последствиями для Кремля. Тем более, что ЕС уже несколько лет проводит политику, направленная на уменьшение зависимости от российских поставок природного газа.
Хотя, ослабление российских позиций в АТР может произойти и за счет значительных поставок природного газа из ИРИ. В частности, речь идет о газопроводе ИРИ – Пакистан – КНР. Кстати, уже имеется готовый газопровод из ИРИ до пакистанской границы, и в случае строительства газопровода от пакистанской границы до КНР иранская сторона получит возможность поставлять в КНР и вероятно в другие страны АТР значительные объемы природного газа, в том числе и СПГ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

WordPress 4 шаблоны